“На месте преступления всегда остаются биологические следы”

Поголовная геномная регистрация россиянам не грозит. В обязательном порядке ДНК-анализ будут проходить только осужденные к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления. Разработанный МВД законопроект уже согласован с 14 ведомствами и сейчас находится на утверждении в правительстве. В правоохранительных органах предполагают значительно повысить раскрываемость преступлений за счет создания базы данных ДНК. (фото – www.gzt.ru)

О том, какая информация там будет храниться и как ее намерены использовать, замначальника правового департамента МВД генерал-майор милиции Геннадий Спирин рассказал в интервью корреспонденту «Газеты» Марине Юршиной.

– Вокруг темы введения государственной геномной регистрации было много споров, причем еще до разработки законопроекта. В частности, проходила информация, что уже несколько лет МВД располагает банком геномной информации. Каким образом и зачем собирались данные ДНК?

– Я бы не стал говорить, что банк данных создан, все-таки для этого нужна правовая основа. А ее пока нет: мы начали работу над законопроектом в 2005 году, когда получили поручение президента. Весь правоохранительный блок участвовал в разработке законопроекта, он прошел множество согласований, а сейчас мы передали его в правительство.

На сегодня в системе МВД функционирует 28 ДНК-лабораторий, которые проводят анализ биологических объектов, изъятых с мест преступлений (капля крови, волос, слюна на сигарете, частички кожи под ногтями жертвы и т.д.), а также идентификацию неопознанных трупов, но только в тех случаях, когда иные методы (дактилоскопия, внешнее опознание) не дают возможности установить личность погибшего. Эти лаборатории работают пока в тестовом режиме.

И уже сейчас эта работа дает положительные результаты. Использование методов ДНК-анализа позволило выявить серийные преступления – убийства, изнасилования. За счет сличения результатов ДНК-анализа следов, оставленных на местах совершения различных преступлений, удавалось установить, что действовал один и тот же преступник. Такие примеры были на территории Республики Мордовия и Самарской области. Кроме того, таким же образом удалось раскрыть серии квартирных краж на территории Москвы, Белгородской и Нижегородской областей.

То есть в тех органах внутренних дел, где уже есть ДНК-лаборатории, данные проведенных анализов накапливаются, обрабатываются и используются при раскрытии преступлений. У нас есть необходимая техника для отбора и хранения образцов, для проведения исследований. Разработаны специальные носители (FTA-карты) для хранения биологических материалов живых лиц, контейнеры для хранения и пересылки образцов тканей неопознанных трупов и биологических следов, изъятых с мест совершения преступлений. Теперь необходима правовая основа, чтобы развивать дальше этот перспективный для криминалистики метод. Создание же федеральной базы данных ДНК предусматривается законопроектом.

– Законопроект предусматривает два вида геномной регистрации – добровольную и обязательную. Кто вошел в ту и другую категории?

– Лиц, подлежащих обязательной геномной регистрации, только три категории: осужденные к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления; неустановленные лица, биологический материал которых изъят с мест совершения преступления; неопознанные трупы.

Это весьма дорогостоящий метод. По этой же причине начальный список лиц для обязательной регистрации был сокращен. Ранее предлагалось внести в него людей, чьи профессии связаны с особым риском – например, пожарных или отправляющихся в горячие точки военнослужащих. Порой после трагедии невозможно установить, кто погиб, и выдать родственникам останки. То есть метод может работать не только при раскрытии преступлений, но и при несчастных случаях, техногенных или природных катастрофах.

Что касается добровольной регистрации, то ее сможет пройти любой человек. Для этого необходимо написать заявление и сдать кровь для ДНК-анализа на платной основе. Если регистрация проходит добровольно, данные хранятся 100 лет или уничтожаются в любое время на основании письменного заявления лица.

Получение биологического материала при добровольной геномной регистрации будет осуществляться государственными медицинскими учреждениями, находящимися в ведении Минздравсоцразвития, для оснащения которых предполагается поставка 20 ДНК-лабора
торий. Плата за проведение добровольной геномной регистрации в полном объеме подлежит зачислению в доход федерального бюджета. Сейчас можно сказать, что стоимость использования оборудования и расходных материалов для одного исследования составляет около 3,6 тысячи рублей. Окончательно размер платы для населения будет определен правительством после принятия законопроекта.

– Насколько затратен законопроект в целом? О каких суммах идет речь, в бюджет какого ведомства они попадут?

– Мы надеемся, что законопроект будет принят новым составом Госдумы и вступит в силу с 1 января 2009 года. Предполагается, что в первый год все расходы будут финансироваться из текущего бюджета МВД и других федеральных органов. На 2010 год потребуется дополнительно около 100 млн рублей, из которых более 80 млн – на финансирование расходов учреждений Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Минздравсоцразвития. В 2011-м на приобретение дополнительных 30 ДНК-лабораторий, создание аппаратно-программных комплексов, приобретение расходных материалов понадобится уже качественно другое финансирование – свыше 1,33 млрд рублей. Помимо уже имеющихся ДНК-лабораторий планируется открыть новые в некоторых субъектах России. Уже в текущем году мы вводим в эксплуатацию дополнительные пять ДНК-комплексов, не дожидаясь принятия законопроекта.

Бюджетные средства будут направлены не только МВД. Дополнительное финансирование понадобится прежде всего ФСИН, так как отбор биологических образцов у осужденных будут осуществлять медико-санитарные части исправительных учреждений. Кроме того, медицинские учреждения Минздравсоцразвития участвуют, как мы говорили, в добровольной геномной регистрации и установлении личности гражданина по неопознанному трупу.

– На раскрываемость каких категорий преступлений повлияют применение метода и создание федерального банка данных?

– В принципе на раскрытие любого преступления, где есть биологический след, пригодный для выделения молекулы ДНК. Им может быть даже отпечаток пальцев, смазанный и непригодный для дактилоскопирования, крошечная капля крови, любые выделения. В меньшей степени метод станет применяться при раскрытии преступлений экономической направленности в силу особенностей способов их совершения и следообразования, в большей – для раскрытия преступлений против личности, корыстно-насильственных преступлений.

Прежде всего это категория тяжких и особо тяжких преступлений – убийства и изнасилования, особенно серийные и совершенные ранее судимыми лицами. Мы рассчитываем, что внедрение метода позволит повысить раскрываемость таких преступлений на 5-7% (45-50 тысяч преступлений в год). Всегда на месте преступления остаются какие-то следы, но не всегда их обнаружение могло дать сыщику и следователю необходимую доказательственную информацию. Например, кровь подразделяется на несколько групп, но людей с одинаковой группой крови много. А ДНК-код индивидуален и позволяет персонифицировать оставленный след, если в результате проведенной экспертизы его данные совпадут с ДНК-кодом подозреваемого. Значит, след оставил конкретный человек, а если он уже был осужден к лишению свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление, то его данные будут храниться в базе и его личность можно легко установить. По данным наших коллег из Великобритании, наиболее активно внедряющей геномную регистрацию, метод позволил раскрыть преступления, которые ранее считались бесперспективными.

Кроме того, метод ДНК-анализа позволяет идентифицировать неопознанные трупы, состояние которых исключает их идентификацию другими методами. В идентификации неопознанных трупов мы планируем выйти на 90-процентный уровень. Сейчас неопознанными остаются от 11 тысяч до 13 тысяч тел в год (около 40%). Если родственник без вести пропавшего человека согласится сдать пробу на анализ, исследование его ДНК может выявить родство с погибшим и тем самым установить его личность.

– Существует ли пугающая многих правозащитников перспектива, что МВД в будущем создаст банк данных ДНК всего населения?

– Раньше обсуждались идеи обязательной дактилоскопической регистрации всего населения страны, но сейчас даже они неактуальны. Что же говорить о геномной регистрации, которая гораздо более трудоемкая и дорогая процедура. В будущем практика реализации закона покажет, нужно ли расширять перечень лиц. В некоторых странах в перечень для обязательной геномной регистрации включены все лица, осужденные к
лишению свободы, а не только те, кто осужден за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Мы считаем, что принятие законопроекта и создание базы данных ДНК направлены на повышение уровня защиты прав и законных интересов граждан, обеспечение безопасности. Многие страны сейчас активно развивают этот метод, 76 государств – членов Интерпола создали и пользуются базой данных ДНК.

Законопроектом предусматривается, что условия учета, хранения, передачи, использования и уничтожения биологического материала и обработки геномной информации, полученных при проведении геномной регистрации, должны исключать возможность их утраты, повреждения, искажения, несанкционированного доступа к ним и передачи. Сбор образцов будет проводиться разными ведомствами, а учет и хранение данных – только МВД. Как только сведения попадают в базу данных, они становятся конфиденциальными, то есть не могут передаваться сторонним лицам.

Право на использование геномной информации будут иметь только суды и государственные органы, осуществляющие производство по уголовным делам и оперативно-разыскную деятельность.

Марина Юршина, "Газета"

http://gzt.ru/society/2007/12/20/220002.html