9 лет за девятилетних

В последнее время политики и общественные деятели все чаще и чаще поднимают вопрос об ужесточении наказания за насилие над детьми. Так, например, президент России Дмитрий Медведев недавно выступал за ужесточение уголовной ответственности за преступления против детей. Правовое совершенствование в сфере защиты детей уже реальность или лишь далекая перспектива? Корреспондент правозащитного движения «Сопротивление» попробовал разобраться в том, как работают законы, защищающие детей, пострадавших от действий педофилов.

В ходе «горячей линии» «В помощь потерпевшему», юристы правозащитного движения «Сопротивление» получили звонок о помощи из Саратовской области. Звонившая женщина опасалась, что преступника, домогавшегося до ее ребенка отпустят из СИЗО, и он сможет уйти от правосудия, попросту сбежав. К тому же она стала получать в адрес своих детей угрозы от родственников обвиняемого.  Но обо всем по порядку.

Летом 2008 года в одном из саратовских дворов произошел вопиющий случай. Пятилетняя девочка, вернувшись с прогулки, рассказала своей маме о том, как какой-то дядя попросил ее помочь потушить костер и во время тушения начал к ней приставать и трогать ее. Рассказав об этом своим соседям, выяснилось, что и другие дети ходили «тушить костер» с этим дядей. В итоге 4 ребенка признались в том, что тот самый «любитель костров» часто наведывается в этот многолюдный двор. Под видом игры незнакомец отводил детей в сторону, и посреди бела дня, не опасаясь прохожих, залезал детям в трусы.

Сразу после случившегося взволнованные родители вызвали милицию в надежде найти преступника по «горячим следам», однако милиция не проявила должного рвения. Родителей «успокоил» только лишь рассказ детей о частых визитах незнакомца. Была надежда задержать преступника самостоятельно. И действительно, через месяц, мальчик, гуляя вместе со своим отцом, узнал в одном из прохожих того дядю, что приставал к нему. Педофил бросился бежать, однако скоро был задержан и передан милиции.

В милиции выяснилось, что преступник начал проявлять нездоровый интерес к детям еще в 2005 году. Об этом свидетельствовали 2 нераскрытых дела, пылящихся на полке в отделении милиции. Тактика педофила не изменилась за три года: растление малолетних начиналась с тушения костра, детям, к которым приставал педофил, не было и 10 лет. В общей сложности, выражаясь милицейским языком, преступник «проходил по 6 эпизодам». То есть  было, как минимум, 6 жертв. Сколько родителей не захотело идти в милицию, и сколько детей промолчало неизвестно. Но у родителей не возникает сомнений – жертв было явно больше.

Следствие проходило странно, как отмечают родители потерпевших детей. Например, начальник следственного отдела вел себя таким образом, будто вообще не хотел заводить дела. Угрожал «отстранением от дела» и обещал «снять полномочия законного представителя ребенка в суде» с особо настойчивых родителей. На вопросы «не отпустят ли преступника из-под стражи» либо вообще ничего не отвечал, либо уходил от ответа. Даже не все родители прошли процедуру допроса. Зато мама и папа обвиняемого чувствовали себя в милиции вполне комфортно. Приехав в отделение, они начали яростно спорить с родителями потерпевших детей, пытаясь доказать, что ничего не произошло. «Он же никого не изнасиловал», – поясняли они. Или, например, во время очной ставки, когда следователь вышел из кабинета, в комнату ворвался отец педофила и взял у обвиняемого какой-то исписанный листок.

Когда дело дошло до суда со стороны матери педофила посыпались угрозы. «Если хотите крови, вы ее получите», – говорила женщина, намекая на детей одной из семей.

Несмотря на угрозы и сложности судопроизводства, родители потерпевших детей дошли до конца, и вердикт судьи был необычно строгим по российским меркам в данной ситуации. Преступник получил 9 лет строгого режима с возмещением морального вреда. Однако, он направил кассационную жалобу на пересмотр решения суда. Несколько дней назад суд высшей инстанции оставил в силе приговор педофилу.

Комментарий:

Александр Кошкин, старший юрист Общественной приемной МПОО «Сопротивление»

9 лет за девятилетнихНа первый взгляд, может показаться, что девять лет  лишения свободы, это достаточно серьезное наказание, особенно если исходить из судебной
практики, по которой педофилы получают за подобные преступления четыре – пять лет лишения свободы. Не редки случаи, когда приговоры по подобным делам выносятся с условными сроками наказания.

Статья 132 ч. 3 УК РФ (Насильственные действия сексуального характера) предусматривает за подобное деяние наказание от восьми до пятнадцати лет лишения свободы.

Обвиняемый же в данном случае получил девять лет, притом, что подобных преступлений (только доказанных) было шесть. Получается, что обвиняемый получил практически минимальный срок, можно сказать легко отделался. К примеру, в США за подобное преступление предусмотрено наказание – до пожизненного срока.  Не так давно Associated Press сообщило, что суд штата Техас приговорил 43- летнего Джеймса Кевина Поупа к 4 тысячам  шестидесяти годам тюремного заключения, за изнасилование трех несовершеннолетних девочек и хранение детской порнографии. Джеймс Поуп на протяжении двух лет насиловал трех несовершеннолетних девочек, таким образом, Поуп получил по 40 лет за каждое изнасилование, плюс еще 60 лет за хранение детской порнографии, так, что рассчитывать на помилование и досрочное освобождение в 3209 году.

Если бы Джеймса Поупа судили по нашему законодательству, то максимальное наказание согласно ст. 134 УК РФ для него было бы 4 года лишения свободы за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Подобное преступление в нашей стране согласно УК РФ не является изнасилованием, а за хранение детской порнографии без ее распространения вообще не предусмотрено никакого наказания.