Акт приемки

В среду, 13 июля, должен быть подписан многострадальный договор об усыновлении между Россией и США. Поставить подпись под документом, который определяет правила трансграничной передачи сирот в приемные семьи, от России должен глава МИДа Сергей Лавров – он был одним из инициаторов введения жестких требований к усыновителям. Эксперты сомневаются, что договор сделает эту сферу более контролируемой, они видят в документе больше политического, нежели практического смысла.

Чтобы согласовать свои позиции, представителям США и России потребовалось больше года и шесть раундов переговоров. На подписании соглашения настояли российские власти – после серии скандалов, связанных с российскими детьми, нашедшими приют за океаном. Однако активность чиновников не переломила ситуацию: незадолго до последнего визита Сергея Лаврова в США случился новый скандал. Благотворительная организация Camp Hope привезла в США сразу восемь детей из России, предоставив потенциальным усыновителям возможность познакомиться с ними в одной из лютеранских церквей в штате Айова. У президентского уполномоченного по правам детей Павла Астахова возникли подозрения «в нелегальности подобных действий благотворителей». Он даже написал письмо главе Министерства образования и науки Андрею Фурсенко, в котором попросил министра разобраться в случившемся.

Чтобы избежать повторения подобных ЧП, российские чиновники попытались максимально регламентировать процедуру усыновления и наладить контроль за теми, кто уже обрел новую семью за океаном. Согласованный договор предполагает запрет на «независимое» усыновление через посредников – граждане США будут иметь право обращаться только в аккредитованные в России агентства. Самих агентств станет меньше – все они будут вынуждены пройти процедуру переаттестации в Минобрнауки. Договор также обязывает приемных родителей предоставлять сведения о ребенке по первой просьбе сотрудника службы опеки и при необходимости пускать в дом контролера, в том числе и российского.

Настояли российские переговорщики и на введении в соглашение элемента устрашения: Россия будет иметь возможность инициировать собственные судебные процессы в отношении провинившихся приемных родителей. Дети при этом до совершеннолетия будут иметь двойное гражданство, раньше они теряли российское гражданство сразу после оформления бумаг на усыновление.

Однако все потуги чиновников нивелировало различие правовых систем России и США. Противоречие еще в прошлом году вскрыл Верховный суд РФ, который проводил собственную экспертизу предварительного текста договора. Судьи, пояснили «МН» в Минобрнауки, захотели дополнительных гарантий того, что соглашение будет действовать по всей Америке, и потребовали для этого четче прописать понятие «территория». Было ли устранено это противоречие, понять сложно. Но представитель Минобрнауки утверждает, что «нужные слова найдены».

Соглашение не решит проблему с нарушением прав российских детей в США, уверены эксперты. Чиновникам нужно было подойти к проблеме менее формально, считает сотрудник российского представительства американского агентства по усыновлению Hand&Hand Алина Синкевич. «К примеру, обязать потенциальных усыновителей проходить обучение в школе приемной семьи. А уже после приезда ребенка запускать процедуру сопровождения, чтобы специалисты помогали детям и родителям привыкнуть друг к другу», – пояснила она «МН».

Новые механизмы контроля за американскими усыновителями она считает практически нереализуемыми. Синкевич приводит в пример положение договора, по которому российские социальные работники смогут проверять приемные семьи непосредственно в Америке. Контролеры могли наведываться в Америку с проверкой и раньше – через посольства и на основании решений российских судов. «Но они этого не делали, не будут делать и сейчас, во всяком случае пока гром не грянет», – отмечает Синкевич.

Президент фонда «Право ребенка» Борис Альтшулер настаивает на повышении ответственности американских агентств по усыновлению. «Если агентства не будут отвечать головой за трагедии, двустороннее соглашение не даст своего эффекта», – заявил он «МН».

Вячеслав Козлов, Московские новости