Александр Кошкин: “Декриминализация развяжет коллекторам руки”

Российские законодатели после печальных событий, связанных с работой коллекторов, намерены запретить их деятельность в стране. Можно ли с уверенностью рассчитывать на такое решение, и что нужно делать гражданам, если российские парламентарии передумают «запрещать коллекторов»,  в интервью порталу «Эфир-24»  рассказал юрист правозащитной организации «Сопротивление» Александр Кошкин.

– Александр, неужели в России так все запущено в плане действий коллекторов, если их методы то тут, то там переходят все грани? В Ульяновске коллектор бросает в дом бутылку с зажигательной смесью, от чего ожоги получает ребенок, в Перми коллекторы избили гражданина, задолжавшего микрофинансовой организации 5000 рублей, звонки с угрозами толкают людей на самоубийство и убийство родных.

– У нас просто по факту отсутствует закон, который регулирует коллекторскую деятельность.

– Но почему относительно работы по регулированию этой деятельности наши парламентарии не были такие активными, хотя тема всплывала в новостях телевидения, газет, радио еще в предыдущие годы крайне в негативном ключе?

– Депутаты-то на эту тему говорят уже давно, и законодательная инициатива существует – хотят либо запретить коллекторскую деятельность, либо как-то ее урегулировать. Но пока это все остается на бумаге. Почему проблема остается и кому это нужно – каким-то «большим» людям, банкам, предположить трудно – это будет просто гадание.

– То есть, даже зацепиться за чьи-то материальные интересы в торможении принятия столь важного закона трудно?

– Думаю, что в этом торможении больше всего заинтересованы банки. Ведь намного проще передать или продать долг сторонней организации, которая, как показывает практика, не чураясь ни какими методами, за долю от «выбитого» долга выполнит всю работу по взысканию. Кроме того, такой организации не нужно содержать штат юристов, которые, в соответствии с законом – подчеркну – именно в соответствии с законом, должны были писать исковые заявления, представлять интересы банка в судах, и в дальнейшем отслеживать ход исполнительного производства.

Коллекторы – это, конечно, быстрее, дешевле и практически никаких репутационных рисков для банка, ведь выбивающий долг не является сотрудником банка. После случая в Ульяновске, хотя не банк, но микрофинансовая организация которая передала долговое дело коллектору-поджигателю, на своем сайте разместила информационное объявление о том, что коллектор, бросивший бутылку с зажигательной смесью, не является их сотрудником.

– Банки, значит, таким образом, в какой-то степени подстраховываются, и думают, что с их стороны все законно?

– Если в договоре кредитования не отражены условия, что в случае не выплаты долга, информация о нем может передаваться в коллекторское агентство, а она все же передается, то это грубейшее нарушение закона. Банки и МФО без вашего согласия не имеют права передавать конфиденциальную информацию третьим лицам.

– Но теперь эта ситуация перешла все разумные пределы. Да и работать незаконно ведь вечно нельзя.

– Дело в том, что именно такого всплеска коллекторского беспредела в России не было давно. Да, коллекторы звонили по телефону и угрожали людям днем и ночью – причем не только должникам, но и их родственникам, коллегам по работе, что, в общем, также незаконно, но такого, подсудного поступка, какой случился в Ульяновске, давно не происходило. По крайней мере, я и мои коллеги о подобных поступках не осведомлены. А если такого рода поступки растут, то тут думаю, многое связано с введенными в отношении России санкциями – ведь очень серьезные санкции были введены в отношении нашего банковского сектора, которому перекрыли доступ к дешевым кредитам. За границей банки брали кредиты под маленькие проценты, а здесь их давали под бешеные, на чем они и зарабатывали. Когда их отлучили от кормушки, теперь они требуют все до копейки, потому что понимают, что пока «за недорого» взять не получится, и поэтому то, что взяли «за недорого», надо обратно получить от и до.

– Насколько разумно тогда предположить, что до принятия соответствующих мер в отношении коллекторской деятельности, угроза жизни и здоровью должников не спадет?

– История в Ульяновске примечательна еще и тем, что потерпевшие обращались в полицию по поводу того, что им угрожают! Им и по телефону коллекторы звонили, и кирпич им залетал в окно, а это говорит о бездействии полиции. Нельзя, конечно, назвать полицию соучастниками произошедшего, но по факту и они виноваты в том, что произошло с ребенком. Полиция не реагирует и на другие случаи, описанные в СМИ – угрозы взорвать детсад, изнасиловать дочь, и прочее, а если это уже происходит, то только тогда мы начинаем искать крайних, находим, наказываем. Но пока наша система не будет работать на предотвращение таких вещей, а будет бить просто по «хвостам», у таких преступлений действительно будет рост.

– А коллекторов вообще когда-нибудь привлекали к ответственности за деятельность не по закону и могут ли их вообще в дальнейшем сурово наказать – пусть и за угрозы?

– Думаю, что привлекали, но проблема то в том, что привлечь к ответственности – это одно, но значительно важнее не допустить коллектором нарушения закона. Мы с вами несколько месяцев назад разговаривали о планируемой Верховным судом Российской Федерации – декриминализации, очередном этапе гуманизации отечественного уголовного законодательства. Так вот, декриминализировать хотят, в том числе, угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, побои, и причинения легкого вреда здоровью – самые, если так можно выразиться «коллекторские» статьи. Если декриминализируют статью «угроза убийством», то это развяжет коллекторам руки. Вспомните – как бандиты в 90-е выбивали деньги у коммерсантов? Угрозами убийством.

– Не хотелось бы новых 90-х.

– Я не понимаю – почему банк не обращается по таким делам в суд? Он может получить решение суда и пойти к приставам. Зачем государственные органы подменять непонятно кем? Ну, банкам, видимо, проще этот долг кому-то отдать, чем писать исковые заявления в суд и отслеживать процесс выплаты долга. А это сложнее. Но беда-то в том, что если мы государственные органы все больше будем заменять непонятно кем, преступность у нас будет только расти и крепнуть, и, боюсь, как бы она не заменила эти органы.

– И какой важный шаг нужен для того, чтобы бандитствующие элементы не смогли поднять голову?

– Нужно просто запретить коллекторскую деятельность! Пусть все банки создают свои отделы по взысканию! Если разговоры о коллекторах не затихают в течение 10 лет, давайте их деятельность запретим и заменим чем-то достойным. На Западе, насколько я знаю, сейчас коллекторские агентства отсутствуют – все взыскания осуществляются только сотрудниками банка, а если не получается, все делается через суд. Любое требование без решения суда в Европе неправомочно – тем более, если оно осуществляется третьей стороной.

– А если деятельность коллекторов не решатся запретить?

– Значит, законодатели должны жестко регламентировать их деятельность, а любые намеки на вымогательство должны пресекаться в соответствии с уголовным законом. Кроме того, солидарную ответственность должны также нести и банки, передавшие долговые дела коллекторам нарушившим закон.

– Если будет введена уголовная и серьезная административная ответственность, наверное, МФО и банки будут работать явно уже не с бандитскими и полубандитскими личностями? Может, нужно создать специальный отдел при МВД, позволяющий быстро решать проблему долгов?

– В нашей стране есть служба судебных приставов, которая в соответствии с российским законодательством и исключительно по решению суда производит взыскания долгов. Я не слышал о случаях, когда пристав в рамках исполнительного производства путем угроз, побоев и прочих методов пытался взыскать долг с должника. Думаю, если функции коллекторов возьмут на себя приставы плюс еще и за вознаграждение от банка (определенный процент от суммы долга), то беспредела, связанного с взысканием долгов станет значительно меньше.

– Сейчас депутаты Госдумы и Совета Федерации настроены запретить коллекторскую деятельность. Примут ли они такой закон, исходя из вашего опыта общения с думцами?

– Огорчительно, правда, что любая важная законодательная инициатива в России может развиться только тогда, когда с нашими гражданами происходят ужасные случаи. Уверен, что примут, и надеюсь, что эти меры и нас, юристов, и граждан устроят. Если даже это будет временное или частичное запрещение или ограничение коллекторской деятельности, главное – чтобы эта мера действительно работала и не имела двоякого толкования, что позволило бы ее обойти. Я помню, еще во времена правления Ю.М. Лужкова был принят закон запрещающий продажу в городе Москве шаурмы. Это запрет был чрезвычайно легко преодолен, путем переименования шаурмы в кебаб или мясо в лаваше. Так вот, запретив или ограничив деятельность коллекторского агентства, нельзя допустить, чтобы банальная смена организационно правовой формы коллекторского агентства позволяла обойти этот запрет.

– Что вы, как юрист, посоветуете предпринимать всем читателям, сталкивающимся с наглым поведением коллекторов, пока не приняли закон, регулирующий или запрещающий их деятельность?

– Во-первых, все разговоры с коллекторами записывайте на диктофон, записав угрозы сможете доказать их наличие. Постарайтесь встречаться с коллекторами при свидетелях. Во-вторых, потребуйте у коллектора документы, подтверждающие передачу права требования долга банком коллекторскому агентству – может быть, коллектор вообще не имеет права с вас требовать выплату долга. В случае угроз, или применения в отношении вас силы со стороны коллектора немедленно обращайтесь в полицию. И помните, что обязать вас выплатить долг, может только суд!

Беседовал Сергей Кочнев, Эфир24

 

 

Оставьте комментарий