Арестанты инкогнито

За решеткой растет число заключенных, взятых под особую защиту: программу защиты свидетелей. Тем самым тюремное ведомство опровергло старую пословицу, что якобы "кто много знает, тот долго не живет".

Как сообщили корреспонденту "РГ" в Федеральной службе исполнения наказаний, уже более сотни заключенных попали под программу защиты свидетелей в местах лишения свободы. Все они живы и здоровы, хотя и знали немало.

Такое количество арестантов было взято под опеку за все время действия программы – с 2005 года. Именно тогда вступил в силу Закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства". С тех пор говорить правду в суде стало безопасней.

Координатором программы является МВД, для чего в ведомстве было создан центр государственной защиты свидетелей. Однако в целом исполнителями программы являются около десятка ведомств, каждое из них защищает своих подопечных. Допустим, расследует ФСБ дело по крупной контрабанде, именно эта спецслужба и будет охранять свидетелей. Разоблачил наркоконтроль какого-то наркобарона, а смельчаков, согласившихся дать показания в суде, возьмут под охрану оперативники ведомства. Еще в списке защитников – таможня, тюремное ведомство и минобороны.

Однако именно в тюрьме каждое слово человека становится особо опасным для него. Надо ли объяснять почему? Но и у оперативных служб ФСИН есть свои секреты.

– За все время работы, у нас не было ни одного потерпевшего или погибшего, проходившего по этой программе, – сообщили "РГ" в подразделении ФСИН, занимающемся защитой свидетелей. – Это наша главная задача: чтобы человек остался жив и здоров.

Под тюремную защиту попадают обычно свидетели, которые и сами не чисты перед законом, так что отпустить их невозможно. И несправедливо. Но эти люди помогли следствию посадить на скамью подсудимых гораздо более опасных граждан, чем сами сильно рисковали. Чтобы чья-то преступная рука не дотянулась до такого свидетеля, тюремщики могут сделать так, чтобы никто не знал, где он сидит.

– Мы обеспечиваем конфиденциальность информации, – рассказывают в службе исполнения наказаний. – Можем разместить граждан в следственном изоляторе отдельно от остальных заключенных. Есть и технические средства защиты, но это закрытая тематика.

На воле "подзащитному" могут выдать бронежилет, пистолет и средства связи. В камере, конечно, арестанта не снабдишь электрошокером или заточкой. Но есть другие технические способы защиты, в этом можно не сомневаться.

Также сотрудники ведомства могут перевести сидельца из одного учреждения в другое. А еще – сменить имя и даже внешность. Впрочем, по данным "РГ", пластических операций еще никому за решеткой не делали. А вот имена меняли, было дело. Но где, кому и когда – тайна.

Защитой свидетелей в местах лишения свободы занимаются специально назначенные сотрудники. Причем об их задачах, как правило, не знают даже коллеги, не говоря про арестантов. В перспективе, возможно, будут созданы даже специализированные подразделения по защите свидетелей в тюрьмах. Ведь число людей, попавших под эту программу за решеткой, постоянно растет.

Как поясняют в тюремном ведомстве, чаще всего участниками программы становятся сидельцы в СИЗО, что понятно: там находятся те, чьи дела еще расследуются. И многие соглашаются дать показания в обмен на безопасность или что-нибудь еще. При этом сами сотрудники службы исполнения наказаний не принимают решения, кого из арестантов подключить к программе, кого нет. Они выполняют постановления, поступившие из суда и правоохранительных органов: прокуратуры, ФСБ, МВД и так далее.

Зато охранять человека по особой программе могут вплоть до освобождения. Если и затем возникнет необходимость защиты, его передадут, как говорится, с рук на руки "профильному" ведомству.

Важно, что сам факт вынесения приговора не является поводом для прекращения программы. Как пояснили сотрудники тюремного ведомства, для них стоп-сигналом является соответствующее постановление ведомства, принявшего человека под защиту. А это постановление выносится после того, как угроза исчезает.

Кроме того, в службе исполнения наказаний существует и своя программа защиты – собственная безопасность. Она касается тех, кто стал свидетелем преступления уже в колонии, поделился ценной информацией с администрацией или просто попал в угрожающую ситуацию из-за того, что много знал и не молчал.

Что же касается прогр
аммы защиты, то она предусматривает в том числе и защиту близких свидетеля. Но тюремное ведомство этим непосредственно не занимается.

Владислав Куликов, "Российская газета" – Федеральный выпуск №5047 (223) от 25 ноября 2009 г.