Беспрецедентное судебное решение поможет борьбе с “чёрными риэлторами”

Юристы, законодатели и жертвы квартирных комбинаторов по всей стране только начинают изучать беспрецедентное решение Зюзинского суда Москвы, который накануне отправил на годы в регионы с прохладным климатом группу товарищей. Осужденные освобождали бандитскими методами квартиры от их законных владельцев.

Главарь, он же бывший полицейский получил девять лет колонии, шестеро его сообщников – от трех лет условно до семи лет лишения свободы.

Напомним, что в понедельник столичный районный суд огласил приговор членам банды некого Евгения Макарова. Этого человека и его подручных еще на этапе следствия журналисты называли черным риелтором Москвы. Определение не совсем точное. Но нового названия аферам по выживанию законопослушных граждан из их собственного жилья еще не придумали, хотя этот криминальный бизнес расцветает в нашей стране уже несколько лет и никто с ним не мог справиться. И вот вчерашний приговор – фактически первая ласточка.

До недавнего времени криминал, специализирующийся на захвате жилья, интересовался вполне определенной категорией граждан – одинокие, старые, больные, алкоголики и наркоманы попадали в так называемую группу риска и могли с легкостью потерять не только законное жилье, но и жизнь.

Схема, по которой с таким контингентом работали бандиты, была проста и незамысловата. В окружении несчастного человека появлялся некто – добрый, понимающий и щедрый. Новый друг кормил, поил, ухаживал, спаивал жертву.

Дальше – возможны были варианты. Кому-то предлагали здоровый воздух сельской местности в роскошном доме, кому-то квартирку поменьше, но с солидным счетом за разницу в квадратных метрах, которого бы хватило на всю оставшуюся жизнь.Но это были лишь красивые сказки. В реальности все было проще и страшней.

В итоге граждане оказывались в сотнях километров от города в развалюхе, с десятками таких же братьев и сестер по несчастью. Но это был самый хороший вариант.

Чаще всего такие граждане из группы риска просто исчезали. А квартира отходила тем самым черным риелторам.

Постепенно сложился целый криминальный бизнес, куда вошли участковые полицейские, знающие свой контингент, врачи поликлиник, которым был известен диагноз, социальные работники, где все инвалиды и старые были учтены. Эти были в основном поставщиками информации о подходящих клиентах. Появились свои нотариусы и судьи, которые узаконивали липовые дарственные и завещания.

Бизнес на жизни старых и больных поначалу давал огромные прибыли. С опозданием, но маховик правоохранительной машины все же завертелся, и у бандитов начались проблемы. Потом, уже в двухтысячных годах, пошли аресты черных риелторов, громкие уголовные процессы.

Под суд попали сразу несколько столичных судей, которые по заказу бандитов признавали наследниками исчезнувших квартировладельцев совершенно посторонних людей.

Но жилье в крупных городах по-прежнему, стоило очень дорого и только росло в цене. Тогда криминал нашел другую лазейку. Она была связана с долями квартир.

Первый звонок, образно говоря, прозвенел в одном из спальных столичных районов. Там в однокомнатной квартире проживали мать и дочь. Обе уже пенсионерки. В один из дней в дверь позвонил некий молодой человек и заявил, что он теперь сособственник доли в их квартире и в этом жилье прописан. Он успокоил женщин – объяснив, что жить с ними не будет, ему нужна лишь московская прописка. Спустя пару дней, на пороге появился еще один гражданин. Он представился продавцом с соседнего рынка и заявил, чтобы дамы освободили ему угол, так как он намерен жить в квартире, где ему принадлежит целых два квадратных метра.

Не молодые и совсем не здоровые женщины вызвали участкового, который проверил у торговца документы и сказал, что все законно.

Оказалось, что однокомнатная квартира изначально принадлежала двум родным сестрам, одна из которых всю жизнь прожила на Ставрополье, имея долю в столичной однушке.

Вторая сестра жила в Москве с мужем и дочерью. Муж умер, дочь выросла, состарилась и вышла на пенсию. Женщины жили вдвоем. Но после смерти сестры на юге, ее наследники, не поставив родственников в известность, продали ее долю, разделив квадратные метры пополам. Доли купили быстро. Закон разрешает жить на одном квадратном метре и там же прописываться. Поэтому все суды мать с дочерью проиграли.

Новая схема заработала в полную силу. Появились первые фирмы, специализирующиеся на торговле долями. Этот бизнес оказался крайне выгоден. Доли разбирали быстро. Квартира – дорогое удовольствие, а купить квадратный метр даже в столичной квартире вполне по карману даже торговцу с рынка.

Ну, а следом за покупателями и продавцами “кусочков” шли те, кто, купив один квадратный метр, создавали такую атмосферу в квартире, что законные жильцы сбегали из дома, продавая большую часть за копейки.

Так родился новый вид криминального бизнеса – бандиты запугивали и выживали хозяев из квартиры, для начала купив лишь ее долю.

Подобные схемы оказались настолько просты и доходны, что лавина фирм и фирмочек такого бизнеса буквально накрыла большинство крупных городов.

Правоохранители к такому развитию ситуации оказались банально не готовы. Полицейские могли лишь проверить прописку появившегося бандита и отправляли граждан в суды. А там в иске отказывали, так как все было правильно с точки зрения закона. Ну, а если соседи не понравились друг другу, то это вполне жизненная ситуация, и ничего страшного, а главное, ничего противозаконного никто не увидел.

Собственно осужденная банда на этом и специализировалась, как тысячи подобных, которые сейчас “трудятся” практически во всех крупных городах страны.

Осужденный Евгений Макаров работал участковым УВД Щукино. Уволился, стал работать в некой фирме, которая помогает вселять людей в квартиры. По слухам, сам Макаров так “вселил” с выживанием жильцов несколько десятков квартир.

Схема была примитивна: выбирались социально незащищенные семьи, обычно – мама с детьми и пожилыми родителями. Приходили сам Макаров и человек с чемоданчиком инструментов, который болгаркой спиливал двери. Сопровождение – около десятка “братков” из кавказского региона. Их потом вселяли на купленную долю.

Вселяли по договорам безвозмездного пользования долей, что по закону нельзя сделать без согласия содольщиков, но это делали.

Коренным жильцам постоянно угрожали: если не согласишься на наши условия – детей увезем и будем по кусочкам присылать, пока долю свою не отдашь. Очередной жертве – семье Гурковых – убегать было некуда. Их квартиру разломали – сняли все двери, включая дверь в туалет, разбили всю детскую мебель. Полицейские приезжали и, постояв рядом, уезжали, заявив, что это “гражданско-правовые отношения”. Как было сказано в суде, бандиты закон знали и не наносили серьезных ран, чтобы не было повода для уголовного дела.

Еще важный момент – нотариусы выписывали бандитам доверенности на право нахождения в квартире.

С точки зрения закона, фактически подменялось решение суда о вселении. Хотя лишь суд имеет право выносить такое решение. Но полицию эти бумажки очень устраивали.

Закончилось все тем, чем и должно было – криминал элементарно потерял почву под ногами от безнаказанности. Ведь их нигде и никто не останавливал. Полиция чуть ли не честь захватчикам отдавала, суды были на их стороне. Нотариусы выправляли нужные бумаги. Оставалось чуть дожать хозяев, и квартира стоимостью в миллионы рублей сама плыла в руки.

Откровенно говоря, “соавторами” решения Зюзинского суда – посадить за выживание из квартир – можно смело назвать журналистское сообщество.

Два года столичная и федеральная пресса, все каналы телевидения буквально кричали о новом виде криминального бизнеса, показывали бандитов, которые не прятались, и несчастные семьи, которым угрожали. И вот результат.

Очень серьезно помогла сдвинуть с места ситуацию и позиция прокуратуры, а точнее, прокуратуры Юго-Западного округа Москвы. С их подачи было возбуждено уголовное дело, которое и привело всех осужденных в места лишения свободы.

И это было первое в истории столицы уголовное дело, возбужденное по статье 179 часть 2 – “принуждение к совершению сделки”.

Да, надо признать, что из десятков пострадавших от этой банды семей в суде рассматривалось всего три эпизода. Всех остальных запугали. Но главное – наконец-то создан прецедент, когда к уголовной ответственности привлекли тех, кто выживает граждан из квартир и с помощью угроз и давления вынуждает их совершать сделки с долями по невыгодной цене.

Но и этого может оказаться недостаточно. Уже раздаются голоса, что законодателю надо посмотреть, а можно ли вселять граждан на жилплощадь, на которой не уместиться даже кровать?

Ведь подобное дробление квадратных метров до минимума оказалось правовой дырой, приносящей нормальным людям горе. С другой стороны – никто не отменял рынок жилья и его частей.

Наталья Козлова, Российская газета

 

Оставьте комментарий