Бытовой пацифизм

Апрельский опрос фонда «Общественное мнение», проведенный в 100 российских населенных пунктах, зафиксировал высокий уровень пацифизма среди наших сограждан. 74% — почти три четверти — выступают категорически против разрешения свободного ношения и продажи боевого огнестрельного оружия.

Лишь 14% полагают, что легализация оружия, наоборот, пошла бы на пользу в плане улучшения криминальной обстановки в стране, жить стало бы безопаснее, а возможностей защитить свою семью — больше. В конце концов, как подметил один из заинтересованных пользователей Интернета, злоумышленник задумается, стоит ли пытаться отбирать кошелек у прохожего, если в ответ можно схлопотать пулю. 12% россиян пока не определились с ответом.

Причин не хотеть легализации оружия опрошенные назвали много, и все они столь же широко известны, сколь и спорны. На первом месте, к примеру, стоит страх перед ростом числа убийств — эту причину называют 15% респондентов. Хотя статистика свидетельствует, что число убийств в России на сегодняшний день значительно больше, чем в странах, где оружие носить можно. По статистике ООН, на рубеже тысячелетий в России происходило примерно одно убийство на 5000 человек в год, тогда как в США, откуда регулярно приходят страшные новости о стрельбе в колледжах и перестрелках полиции с преступниками при задержании, эта цифра была почти в пять раз меньше. В странах, где власти пошли на ограничение свободного владения оружием, например в Великобритании, «убойная» статистика, наоборот, довольно резко подскочила.

Россияне, однако, упорно боятся, что легализация оружия приведет к всплеску насилия и беспорядкам и вообще сделает повседневную жизнь гораздо опаснее.

Очень многие люди полагают, что наши соотечественники пока еще не готовы к такому атрибуту личной свободы, как ствол за поясом, потому что непредсказуемы и агрессивны по характеру, много пьют и употребляют наркотики и не имеют традиции обращения с оружием. Хотя люди, профессионально имеющие дело с оружием, например многие военные, склонны считать, что наличие ствола, наоборот, добавляет его обладателю сдержанности, осторожности и точности поведенческих реакций. Тем не менее большинство россиян хотело бы все-таки оставить оружие лишь тем, кто должен защищать людей по долгу службы.

Мой знакомый преподаватель университета Юты (США), в доме которого есть оружейная комната, объяснил мне, в чем, по его мнению, заключается заблуждение сторонников этой точки зрения. «Мы видим все эти новости по телевизору про стрельбу в учебных заведениях, — сказал он. — Я всегда хожу в университет с пистолетом. Если сумасшедший или преступник также придет туда с пистолетом и откроет стрельбу, вы можете вызвать полицию и ждать, но пока полиция приедет, он может захватить заложников или оборвать чью-то жизнь, а то и не одну. Если же рядом будет ответственный гражданин, он сможет помочь решить проблему до приезда полиции».

В США, которые являются «каноническим» примером свободного владения оружием, это право закреплено в конституции: вторая поправка, принятая в составе Билля о правах в 1791 году, гласит: «поскольку надлежащим образом организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться».

В России граждане, по всей видимости, полагают до сих пор, что «надлежащим образом организованная милиция» вполне способна защитить их в случае возникновения проблем. При этом россияне если и не склонны «держать порох сухим», то знают, где его достать и как воспользоваться. Стрелять в России, по их словам, умеют 69% мужчин и 12% женщин. 49% опрошенных полагают, что в их населенном пункте можно раздобыть оружие даже несмотря на действующие запреты, а 28% полагают, что сделать это сравнительно легко.

Четверть опрошенных заявили, что смогли бы быстро найти оружие, если бы речь шла об угрозе их жизни. Правда, «быстро» в их понимании — это один-два месяца. Едва ли угрожающая опасность в каждом случае согласится предоставить такой длительный срок на обдумывание ответного выстрела.

Иван Сухов, "Время новостей"