Для садовода нет времени года

4 января о том, какими административными и юридическими вопросами стоит заняться зимой российским Садоводческим некоммерческим товариществам (СНТ) в ожидании старта сезона, ведущая программы «Право на защиту» Радио России Ильмира Маликова побеседовала с заместителем председателя Московского союза садоводов Полиной Тришиной.

Ильмира Маликова: Здравствуйте. У микрофона Ильмира Маликова. Сегодня в нашей студии Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов.

Полина Тришина: Добрый день.

Ильмира Маликова: Поскольку не бывает отпуска у земледельцев и у членов СНТ. Несмотря на то, что в Москве они в зимний или осенний сезон или весенне-летний на даче. Все время в заботах, в выяснении отношений, определении своего места на земле и оценке той земли, которая им принадлежит. Что касается взносов, которые мы платим. Туда входит, в том числе, и взнос за содержание инфраструктуры, в том числе и дорог. Этот вопрос очень часто возникает: «У меня нет машины. На каком основании я плачу взнос за дороги?»

Полина Тришина: Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нам надо обратиться к положению статьи 181.1  Гражданского кодекса РФ, которое гласит, в частности, о том, что решение собрания порождает правовые последствия, на которые решение направлено, для всех лиц, имеющих право участвовать в данном собрании. У нас в собрании в повестке есть вопрос о внесении целевого взноса на содержание, на ремонт, на подсыпку дорог. Правовое последствие – обязанность в срок, установленный собранием, заплатить взносы. Для всех лиц, имеющих право участвовать. Вне зависимости от того – есть машина или нет машины. Такие нормы содержатся и в законе о садоводах.

Ильмира Маликова: Принцип демократического централизма. Большинство диктует свою волю меньшинству.

Полина Тришина: Меньшинство диктует волю большинству. Основная проблема товариществ – это кворум. Пришло чуть больше половины. 26 процентов участников могут принимать решения, которые будут обязательны для исполнения всеми.

Ильмира Маликова: Инфраструктура – это возможность подъезда скорой, пожарных, машины, которая привозит творог из соседней деревни.  

Полина Тришина: А потом вы продадите свой участок семье, у которой 4 машины, которые будут ездить каждый день. Еще и зимой. Закон не устанавливает никакого деления по имущественному цензу. Каждый член обязан платить все взносы, которые были установлены. При чем, вне зависимости от того, пользуется он каким-то объектом инфраструктуры или нет. Пользуется он участком или нет. Если он член объединения, то обязан выплачивать все взносы.

Ильмира Маликова: Все взносы уплачиваются по смете, которая была принята на собрании. Полина, а если человек не платит?

Полина Тришина: В последнее время идейных «не хочу платить – не нравится» становится меньше. Садоводы, которые входят в состав правления своих товариществ, в том числе с помощью наших занятий, которые наше общество проводит. Мы обучили тому, что, если у вас есть должники, то не нужно ждать пока они принесут деньги. Прошел год-два – следователям пишем предупреждение. Затем, не теряя времени, мы пишем исковое заявление в суд об истребовании денег, об обязании заплатить взносы. Сейчас правления довольно активно этим занимаются. Садоводы, действительно, весной сеют, пашут, сажают , потом поливают, собирают урожай, дальше появляется какое-то время для того, чтобы начать работу с этими самыми неплательщиками. Течение срока исковой давности начинается не со дня проведения общего собрания членов, а с того дня, когда СНТ – истец – узнало, что его право нарушено. Когда  истек срок и член товарищества взносы не принес. Фактически их можно взыскать за 4 последних года, а не за 3.

Ильмира Маликова: Таким образом, в письменном виде, уведомление о том, что вы обязаны заплатить столько-то.

Полина Тришина: Сейчас не самая легкая экономическая ситуация в стране. У кого-то нет денег совсем. В этом случае садоводы могут обратиться в правление для того, чтобы составить свой индивидуальный график погашения задолженности.

Ильмира Маликова: Суд всегда имеет в резерве право наложить арест на имущество.

Полина Тришина: В среднестатистическом СНТ даже за 3 последних года сумма взносов несоразмерна стоимости имущества, на которое имело бы смысл накладывать арест. Участок в Московской области стоит 300 – 500 тысяч. Сумма долга 15-20 тысяч. Пусть 40 тысяч. Явно не соразмерно.

Ильмира Маликова: 300 – 500 тысяч… У нас как-то миллионами оперируют.

Полина Тришина: Тем более.

Ильмира Маликова: Если суд определяет необходимость выплатить, а человек не платит, он теряет возможность выезда за границу, доступа к госуслугам. Нет?

Полина Тришина: У меня очень много знакомых, которые за свою жизнь ни разу не выезжали. Для кого-то это будет существенным, а для кого-то нет.

Ильмира Маликова: Суд, как угроза для неплательщика, она существует?

Полина Тришина: Нет. Судов уже не боятся. В суды ходят, как на работу. Есть знакомые садоводы, которые сдают квартиру в Москве, чтобы снимать адвоката и судиться с соседями. Им процесс нравится.

Ильмира Маликова: Что же получается, на неплательщиков вообще никаких воздействий нет?

Полина Тришина: Суд, приставы и взыскания. Я лично не сталкивалась с тем, чтобы приставы накладывали арест на имущество.  В тех делах, в которых я участвовала, приставы были обязаны обязать ответчика исполнить определенные действия. Допустим, выполнить работы по утеплению гидроизоляции стены. Он говорит: «Не буду делать». Что пристав может сделать? На самом деле взыскивают. Процесс идет. Кропотливо. Когда в каком-то СНТ 30 неплательщиков, мы, может быть, даем жестокий совет, меня садоводы могут не понять, но мы рекомендуем правлению начать с самого слабого. Сильный может ответные встречные требования предъявить, начать оспаривать полномочия правления. Самый слабый, скорее всего, проиграет. Второму и последующим присылают не только уведомления, но и прикладывать резолютивную часть решения суда. Сегодня не платит один, завтра их уже два. Это как снежный ком.

Ильмира Маликова: Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов сегодня гость нашей студии. Кого же мы защищаем? Неверное, интересы всех садоводов от отдельных неплательщиков.

Полина Тришина: Если я добросовестно плачу, то я считаю, что, если СНТ не работает с теми, кто не платит, оно нарушает и мои права. Если мы не собрали деньги на ремонт дороги или чего-то еще – к нам придут, оштрафуют, либо я, как собственник маленькой машинки буду чинить подвеску. Правление не должно сидеть, сложа руки, а должно действовать.

Ильмира Маликова: Когда СНТ получали энергомощности, они рассчитывались из одного киловатта на участок.

Полина Тришина: В разные годы были разные нормы. Было и поменьше.

Ильмира Маликова: Сейчас СНТ подошли к «блекаутам», одномоментным отключениям электричества. Сейчас вместо 1 киловатта на участок может быть и 6. Каким образом добавить мощности?

Полина Тришина: Правильно ответить на данный вопрос я не смогу. Это не мой конек. Для начала мы должны получить разрешение на мощность, техусловия. Потом мы покупаем трансформатор и увеличиваем мощность всем. При этом, лет 5 назад мы за каждый киловатт платили огромные деньги. Сейчас до 15 киловатт на одну точку присоединения. Стоимость до 15 киловатт, кажется, 500 рублей на один домик. Но я рекомендую эту информацию уточнить, обратиться к сайтам сетевых организаций. По субъектам РФ подходы разные.

Ильмира Маликова: Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов сегодня гость нашей программы. Итак, кадастровая стоимость.

Полина Тришина: 1 октября каждого года у нас заканчивается срок уплаты, в том числе, земельных налогов, транспортных и налогов на имущество физических лиц. В 2015 году садоводы Московской области получили платежку на уплату земельного налога за 2014 год. Налог рассчитывается по новой кадастровой стоимости, которая была утверждена Министерством экологии и природопользования Московской области в конце 2013 года. Многие удивились тому, насколько сильно вырос земельный налог. Земельный налог относится к местным – сельских поселений, муниципальных районов, в том случае, если участок находится на землях сельхозназначения. Все поселения и муниципальные районы подняли ставку налога до максимальной – 0,3 % от кадастровой стоимости. В Москве, например, это 25 тысячных процента кадастровой стоимости. Граждане интересуются, почему так вырос земельный налог? Тут сыграла свою роль кадастровая стоимость земельного участка. Откуда она берется? Правительство области заключает контракт на выполнение оценочных работ. Выигрывает одна или несколько компаний. В течение длительного периода времени проводится кадастровая оценка. Затем составляется проект отчета об этой оценке. В течение нескольких месяцев он находится на сайте заказчика этих работ. Все заинтересованные лица вносят свои замечания. Затем отчет утверждается саморегулируемой организацией оценщиков. Отчет утверждается и в течение какого-то времени, он утверждается субъектом РФ. Новая кадастровая стоимость применяется  с 1 января следующего года.

Ильмира Маликова: Большинство считают, что сильно много.

Полина Тришина: Да. Так считают подавляющее большинство. По разным оценкам от 8 до 20 раз увеличилась стоимость кадастровая, хотя при этом дорога не стала ровнее, воды не стало больше, чище, леса не стали зеленее. Предпосылок для того, чтобы так увеличилась кадастровая стоимость, садовод не заметил.

Ильмира Маликова: Местные власти считают, что за счет пополнения налогами, они улучшат состояние дорог, потому что деньги опережают действия.

Полина Тришина: Возможно. Проблема в том, что эти платежи попадают в общий котел и, к сожалению, получатель этих денежных средств, муниципальное образование, оно не может тратить их на решение вопросов не местного значения. И садоводы к населению, к вопросам местного значения, очевидно, не относятся, в соответствие с действующей редакцией закона о местном самоуправлении. Садоводы спрашивают: «Почему мы столько платим, но взамен ничего не получаем?». В Правительстве РФ эту проблему знают, над ней идет работа, но когда она придет и куда – науке неизвестно. Как эту кадастровую стоимость оспаривать?

Ильмира Маликова: Какие сейчас суммы налога?

Полина Тришина: Бывает и 10-15 тысяч. Я встречала такие участки. Это район Красногорска. Опять же, не все участки по 6 соток. Бывает и 15 соток. Кто-то купил 2-3 участка… Чтобы оспаривать кадастровую стоимость, надо обратиться к закону об оценочной деятельности в РФ. Статья 24.19. Юридическое лицо вправе оспорить кадастровую стоимость сначала в комиссии, а затем, если результат не удовлетворит, то в суде. Комиссия существует в каждом субъекте и находится в Росреестре. Представители СНТ в нее не входят. Все заявления рассматриваются в течение месяца в этой статье и так же на сайте Росреестра, так же и на сайте управлений. Там есть информация о перечне документов, которые необходимо предоставить, часть документов нотариально заверенных, часть в подлинниках. Для юрлиц сначала комиссия, потом в суд. Для физических лиц – комиссия или суд, т.е. физическое лицо может, минуя комиссию, обратиться в суд. На сайте Московского союза садоводов вы можете найти результаты проверки администрирования земельного налога в 2010 – 2013 гг. Довольно интересный документ, подготовленный Счетной палатой. Там есть и про эффективность работы комиссий, и про то, насколько часто кадастровая стоимость и во сколько раз превосходит рыночную по разным субъектам. Прежде чем оспаривать кадастровую стоимость я рекомендую этот документ внимательно изучить. Кадастровая стоимость может быть оспорена по двум основаниям. Первое – в связи с тем, что на дату оценки установлена рыночная стоимость другая и она сильно меньше, чем кадастровая. Второе – в связи с недостоверностью некоторых сведений… Оспаривание результатов кадастровой оценки с 15 сентября 2015 года осуществляются по правилам, которые устанавливаются Кодексом  Административного судопроизводства РФ. Даже, если вы семи пядей во лбу, вы сами представлять свои интересы, не имея диплом юриста, не сможете. Вам, помимо оценщика, который проведет рыночную оценку, нужно будет еще нанять юриста. Выиграете – это снизит кадастровую стоимость на n-рублей. Но сколько вы потратите? К тому моменту, когда закончите эту процедуру, будут утверждены новые результаты кадастровой оценки. Начнется все заново. Вопрос о целесообразности таких действий , особенно садоводами индивидуально по каждому участку… Стоит просчитать все риски, прежде чем обращаться в суд с исками об оспаривании результатов кадастровой оценки.

Ильмира Маликова: Получается, что «против лома нет приема»?

Полина Тришина: На данный момент у Московского союза садоводов практики по оспариванию нет. Хотя у нас есть юристы, готовые этим заняться. Просто пока не понятно, как это все будет выглядеть. Вопрос и в том, сколько это будет стоить, потому что издержки, в соответствие с Кодексом, будет нести сам заявитель.

Ильмира Маликова: Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов сегодня гость нашей программы. Полина, кадастровая стоимость меняется каждый год…

Полина Тришина: Нет. Кадастровая стоимость утверждается не чаще чем 1 раз в 3 года и не реже, чем 1 раз в 5 лет.

Ильмира Маликова: Опротестовав эту стоимость, можно «налететь» на следующую. Ни где отметки не будет, что вам снизили в несколько раз.

Полина Тришина: Думаю, нет. Сейчас очень много вопросов поднимается в связи с оспариванием. В конце июня было принято Постановление Пленума Верховного суда об оспаривании результатов кадастровой оценки. Я рекомендую ознакомиться с этим текстом. Если вы собрались, нужно очень внимательно прочитать каждое положение, которое там есть.

Ильмира Маликова: А что грозит человеку, который отказывается платить налог на землю?

Полина Тришина: В этом году у нас появились «первые ласточки» – людям даже не присылали налоги. А в этом году их вызвали в суд и обязали в системном порядке заплатить. Т.е. взыскали с них эти долги.

Ильмира Маликова: Ну, что, придут к дяде Пете – пенсионеру и вытащат у него мобильный телефон?

Полина Тришина: Будут взыскивать из пенсии понемножку. Будут. Приставам, на самом деле, не легко живется. Они действуют на основании закона об исполнительном производстве. И у них ни каких иных мер воздействия на тех, кто не хочет исполнять решения суда и не является должностным лицом, по большому счету, нет. Раньше мы говорили о том, что юридическое лицо самостоятельно исчислить и заплатить налог земельный, физическое лицо может ждать пока ему придет уведомление. Законодательство изменилось. Если физлицу не приходит уведомление об уплате налога на объекты недвижимости, которые у него есть, то в этом случае, оно должно уведомить налоговый орган о наличии у него таких неучтенных объектов. Если это не сделано, то грозит административная ответственность.

Ильмира Маликова: Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов. Должны ли садоводы содержать в порядке лес вокруг СНТ?

Полина Тришина: Серьезная проблема. Единообразного решения нет. Вокруг СНТ должна быть создана некая минерализованная полоса противопожарная некоторой ширины. Но, как только вы лесникам скажите, я сейчас у вас тут буду пахать, лесник скажет, что не давал разрешения на ведение хозяйственной деятельности на лесных землях и вас оштрафуют. Как только придет инспектор административно-технического надзора – это орган субъекта Российской Федерации, и скажет, что тут нет минерализованной полосы…

Ильмира Маликова: Конечно, лесники запрещают, это же вырубка лесов. Но и другой вопрос – это сколько же стоит? Даже если лесник даст разрешение.

Полина Маликова: Не даст.

Ильмира Маликова: Даже, если даст. Нам, что, с пилами и топорами надо выйти?

Полина Тришина: Вы должны будете еще и заплатить за то, что вам разрешат вырубить, и заплатить за саму древесину, если вам кто-то разрешит это сделать. Что мало вероятно. Когда в Московской области по весне проходят совещания с садоводами, на которые приглашают различные службы районов, противостояние Адмтехнадзора и лесников очень заметно проявляется. Выходит один и говорит, что надо сделать. Выходит второй и говорит, пусть только попробуют. Вопрос не решается уже на протяжении многих лет. Мы работали с МЧС по поводу противопожарных предложений, но так и не смогли ничего дельного придумать. Прозвучала здравая мысль, что на самом деле, изначально эта самая минерализованная полоса, должна была проходить внутри СНТ. Но дачная амнистия все простила, в том числе самозахваты. Проезды по периметру территории оказались заняты садовыми участками. Создать там уже ничего нельзя. У садоводов возникли предложения – давайте сделаем на лесных землях. Вопрос не решен. В двух органах получите два противоположных разъяснения.

Ильмира Маликова: Не знают границ пожарные предписания, которые обязывают СНТ выкопать пруд и держать на нем мотопомпу. Никого не волнует, что зимой пруд промерзает на всю глубину, а пожар не знает времен года. Это бред, который стоит каких-то сумасшедших денег.

Полина Тришина: Из Марий-Эл, СНТ «Чернушка» прислали предписание. Их оштрафовали по-крупному за то, что у них водоросли в этом пруду плавали. Проблемы есть. Но когда горят – сгорят все, потому что противопожарные разрывы в СНТ не соблюдаются, траву никто не косит. Проблема есть, но как ее решить, я не знаю. Будет у нас пруд. Но мотопомпа без шланга, который надо растянуть по всей территории, без людей, которых мы впряжем или прицепа какого-то – это все бесполезно. Кто-то говорит, что надо создавать добровольные пожарные дружины. Хорошо. Но я начала гореть во вторник в середине ноября – кто там будет? Там не будет никого.

Ильмира Маликова: Но пожарные предписания надо как-то исполнять. По крайней мере, повесьте багор, что ли. Единственный совет, который можно дать.

Полина Тришина: Мне не понятно, почему садоводы так упорно отвергают огнетушители.

Ильмира Маликова: Они стоят денег. Их надо постоянно заправлять. Это отдельная финансовая история.

Полина Тришина: Если важнее сохранность имущества, в которое вложено много денег и труда, то почему бы и не закупиться огнетушителями? В школах приходишь в начале лета – там все огнетушители оптом отправляют на перезаправку. Все СНТ разные.

Ильмира Маликова: Вот, вообщем-то, и все, что мы хотели вам поведать. Есть пожелания, Полина, нашим радиослушателям?

Полина Тришина: Интересуйтесь всем, что происходит в законодательстве. Если получили предписание – не поленитесь, откройте те нормы, на которые ссылаются и, посмотрите в каких разделах закона, эти нормы находятся. Очень часто СНТ штрафуют за нормы, которые относятся к территории населенных пунктов, а территория СНТ находится на землях сельхозназначения. Не ленитесь. Оспаривайте. Если вы ничего не делаете, вы будете проигравшим.

Ильмира Маликова: Спасибо большое. Полина Тришина – заместитель председателя Московского союза садоводов сегодня была гостем нашей программы. Еще раз адресую вас всех для уточнения каких-то позиций к сайту Радио России.

Оставьте комментарий