Истина в тайной инстанции

Высшая судебная инстанция лишила справки спецслужб магической силы.

Теперь донесения тайных агентов не могут быть основанием для отправки человека в следственный изолятор. Чтобы упрятать подозреваемого за решетку, правоохранители должны предъявить суду конкретные факты и доказательства.

Между тем сегодня люди в погонах нередко приносят в суд оперативные справки с выгодным для обвинения содержанием. Мол, есть оперативная информация, что подозреваемый замыслил недоброе. Например, решил сбежать.

Как спецслужбы об этом узнали – молчок. Но такие справки часто принимаются за истину. Примерно так случилось и в одном из судов Волгоградской области. Правоохранители, требуя ареста гражданки Ф., предъявили бумагу, что она де планирует без разрешения выехать за пределы области в город Пермь, а в июне вовсе намерена улететь в Италию.

Никаких доказательств силовики не предоставили, предлагая, по сути, верить им на слово. Ведь всем понятно, что спецслужбы не вправе раскрывать ни источники, ни методы работы.

Издавна подобные справки имеют как бы магическую силу. В них верят. Их подшивают в дела. А лишние вопросы не задают. Однако такой порядок неправильный. Где гарантия, что некий оперативник не взял информацию с потолка, прикрываясь секретностью?

Именно поэтому Верховный суд России особо указал всем людям в мантиях, что и подобные документы тоже надо проверять. Решение об аресте должно приниматься только на основании фактических обстоятельств.

– Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса, – сказано в свежем обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России.

Причем – что важно – перепроверять данные спецслужб надо даже в том случае, если они просят выбрать относительно мягкую меру, скажем, домашний арест. Например, в Волгограде обвиняемую Ф. по "наводке" спецслужб оставили именно под домашним арестом. Однако без доказательств нельзя заставить человека даже сидеть дома. Таково определение N 16-О10-48.

Тем более надо проявлять осмотрительность при настоящем аресте. При схожих обстоятельствах судебная коллегия Верховного суда отменила постановление одного из региональных судов в отношении гражданина Б. о продлении срока содержания под стражей. Вместо этого человеку назначили залог. Определение N 5-О10-198

Кстати, недавно председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев сообщил, что в стране последовательно сокращается число решений о такой мере пресечения, как заключение под стражу. По его словам, в 2010 году было арестовано на 102 тысячи человек меньше, чем в 2005-м. В целом практика меняется: человека надо отправлять в следственный изолятор только в исключительных случаях. При этом должно быть доказано, что он планирует сбежать или, скажем, собирается открыть охоту на свидетелей.

В обычных случаях же должны применяться более гуманные меры пресечения, тот же залог. Как сообщил Вячеслав Лебедев, в прошлом году залог был назначен в отношении 1400 лиц. Минимальная сумма залога при преступлениях небольшой и средней тяжести не может быть меньше 100 тысяч рублей, при тяжких преступлениях – не менее 500 тысяч рублей, напомнил глава Верховного суда. Однако, по словам Вячеслава Лебедева, 60 процентов обвиняемых и подозреваемых не имеют постоянного дохода и поэтому применение залога как меры пресечения довольно затруднительно.

"Реальной альтернативой" этой меры, по мнению Вячеслава Лебедева, должен стать домашний арест. В минувшем году ему подверглись 680 человек. Правда, пока нормативно не определено, кто должен контролировать домашних арестантов. Предполагается, что в перспективе эту миссию возложат на Федеральную службу исполнения наказаний.

Владислав Куликов, "Российская газета"