Кирилл Тимонин: «Качество работы судебных приставов далеко от идеала»

Юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП) Кирилл Тимонин рассмотрел ряд нарушений в практике исполнительных производств, проанализировав, в том числе, и обращения в ФПП  

В Фонд поддержки пострадавших от преступлений ежедневно поступают десятки обращений и звонков по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Некоторых заявителей не уведомляют о возбуждении исполнительного производства, других о прекращении исполнительного производства, третьих – о возбуждении в отношении них исполнительных производств. Однако, некоторые случаи, по моему мнению, выходят за рамки понимания.

Статья 312 УК РФ. Преступление и наказание.

Так, в ФПП обратился гражданин X. Из обращения следовало, что XX/XX/XXXX года судебный пристав-исполнитель XXX городского отдела УФССП России по XXX произвёл опись 14 наименований и арест имущества заявителя на общую сумму 9950,00 руб., в том числе диван предварительной стоимостью 2000,00 руб.

XX/XX/XXXX года в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 312 УК РФ (растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено). Из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следует, что в период с XX/XX/XXXX по XX/XX/XXXX заявитель, будучи назначенным ответственным хранителем арестованного имущества и предупрежденным об уголовной ответственности по ст. 312 УК РФ, имея умысел на незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого аресту, сокрыл в неустановленном месте диван стоимостью 16990 руб. 00 коп., который находился под арестом с XX/XX/XXXX в целях обеспечения требований исполнительного документа, выданного на основании решения XXX городского суда.

XX/XX/XXXX года мировой судья признал заявителя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ и назначил наказание в виде 200 часов обязательных работ.

Учитывая неоднозначность ситуации, Фондом поддержки пострадавших от преступлений было принято решение о детальном изучении проблемы, связанной с вынесением приговоров по ч. 1 ст. 312 УК РФ.

В “Методических рекомендация по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных статьей 312 Уголовного кодекса Российской Федерации “Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации” (утв. ФССП России 25.04.2012 N 04-7) указано, что практика применения законодательства об исполнительном производстве свидетельствует, что наиболее эффективной мерой воздействия на должников, позволяющей максимально удовлетворить имущественные требования взыскателей, является наложение ареста на имущество.

При этом за незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту, выражающиеся в растрате, отчуждении, сокрытии или незаконной передаче этого имущества лицом, которому это имущество вверено, предусмотрена уголовная ответственность по ч. 1 ст. 312 Уголовного кодекса Российской Федерации. Также по ч. 1 ст. 312 УК РФ следует квалифицировать осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест.

Сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации по приговору суда, а равно иное уклонение от исполнения вступившего в законную силу приговора суда о назначении конфискации имущества, образует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 312 УК РФ.
 
Общественная опасность незаконных действий в отношении указанного в ст. 312 УК РФ имущества выражается в том, что они существенно затрудняют либо даже исключают возможность обеспечить исполнение судебного решения (в исполнительном производстве), возместить ущерб, причиненный преступлением или иным правонарушением, осуществить конфискацию имущества, назначенную по приговору суда.

Основным непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов по исполнению судебного акта в связи с арестом имущества или денежных средств (вкладов). Дополнительный непосредственный объект – отношения собственности. Предметом является имущество, подвергнутое описи или аресту либо подлежащее конфискации1 .

Именно предмет преступного посягательства является основанием выделения самостоятельных составов преступлений, указанных в диспозициях ч. 1 и ч. 2 ст. 312 УК РФ, от юридического содержания которого непосредственно зависит обособление каждого из них:

– имущество,  подвергнутое описи или аресту, в том числе денежные средства (вклады), находящиеся в кредитных учреждениях;
– имущество, подлежащее конфискации по приговору суда.

В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации под имуществом понимается любое движимое и недвижимое имущество производственного, потребительского, социального, культурного и иного назначения, за исключением отдельных видов указанного в законодательных актах имущества, которое не может принадлежать гражданам и юридическим лицам. Понятие “имущество” является собирательным и зависит от содержания правоотношений, возникающих при реализации права собственности.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 312 УК РФ, может быть имущество – вещи, вещные комплексы, ценные бумаги, денежные средства (наличные либо безналичные), дебиторская задолженность, на которые наложен арест или в отношении которых в соответствии с приговором суда принято решение об их конфискации. В любом случае право собственности на это имущество ограничено или прекращено общеобязательным решением органа судебной власти (приговором, постановлением суда), либо управомоченного на то должностного лица федерального органа исполнительной власти (постановлением судебного пристава-исполнителя, руководителя налогового или таможенного органа).

Поскольку речь идет о преступлении против правосудия, предметом может быть лишь имущество, которое было подвергнуто описи или аресту в соответствии с законом. Предметом посягательства не могут признаваться вещи, необходимые самому владельцу или находящимся на его иждивении лицам, которые не могут быть подвергнуты описи или аресту.

Объективная сторона рассматриваемого преступления предусматривает несколько самостоятельных деяний недобросовестных хранителей арестованного имущества, которые выражаются в:

– растрате имущества, подвергнутого описи или аресту;
– отчуждении такого имущества;
– его сокрытии;
– незаконной передаче, совершенной лицом, которому это имущество вверено;
– осуществлении служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест;
– присвоении имущества, подлежащего конфискации по приговору суда;
– уклонении от исполнения вступившего в законную силу приговора суда о назначении конфискации имущества.

Под растратой2  понимаются любые формы израсходования имущества (например, реальное потребление) лицом, которому оно было вверено3. Кроме того, возможны случаи обращения имущества и последующее его израсходование не только в свою пользу, но и в пользу других лиц (друзей, родственников, участников коммерческой организации и т.п.).

Отчуждение означает изъятие и передачу арестованного имущества в пользование или собственность другого лица (продажа, дарение, передача в залог, оплата долга и др.). Виновный совершает сделки по купле-продаже, дарению, мене и т.п. и передает вверенное имущество другим лицам в нарушение установленного ст. 86 Закона об исполнительном производстве порядка. При этом для квалификации преступления не имеет значения способ отчуждения, а также то, было ли оно возмездным или безвозмездным4.

Сокрытие имущества, подвергнутого описи или аресту, предполагает выполнение действий, связанных с утаиванием его места нахождения, с тем, чтобы оно не могло быть изъято. Например, передача имущества другим лицам (друзьям, родственникам), организациям для временного хранения, перемещение его в другое место, в том числе в другой населенный пункт, уничтожение документов, иных материалов, позволяющих обнаружить и идентифицировать имущество, укрытие (в земле, ангарах, малодоступных местах и т.п.) имущества и др.

Незаконная передача имущества, подвергнутого описи или аресту, означает его перевод, вручение незаконному владельцу (юридическому или физическому лицу) без согласия органов правосудия, уполномоченных органов исполнительной власти. Она характеризуется двумя признаками: переводом имущества во владение или пользование третьих лиц; противоправностью этих действий.

В отличие от отчуждения при незаконной передаче имущества:

– право собственности на имущество не переходит к лицу, которому оно реально передано (например, при передаче в доверительное управление);
– виновный путем такой передачи допускает к эксплуатации имущества третьих лиц (например, арендаторов);
– может иметь место использование имущества в качестве предмета залога, вклада в совместную деятельность.

В “Методических рекомендация по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных статьей 312 Уголовного кодекса Российской Федерации “Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации” (утв. ФССП России 25.04.2012 N 04-7)  также указано, что отнесение размера ущерба к необходимым признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 312 УК РФ является распространенным заблуждением при квалификации деяний, связанных с незаконными действиями ответственных хранителей арестованного имущества.

К сожалению, данная позиция подтверждается и судебной практикой.

Дата вынесения приговора Наименование суда, № дела Задолженность по исполнительному производству Стоимость описанного имущества Вид наказания
19.01.2017

Мировой судья судебного участка №4 Ленинского района г. Саратова 

Дело № 1-1/2017

46 411, 38 руб. 1300,00 руб. Обязательные работы – 160 часов.
11.01.2017

Мировой судья Хлевенского судебного участка Задонского судебного района Липецкой области

Дело № 1-5/2017

96195,81 руб. 5000,00 руб. Обязательные работы – 100 часов.
23.12.2016

Мировой судья судебного участка № 3 Первомайского судебного района г. Ростова-на-Дону

Дело №1-27/2016

Алименты на содержание несовершеннолетнего сына в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода 1900,00 руб. Штраф – 15000,00 руб.
23.12.2016

Мировой судья Железнодорожного судебного участка города Сосногорска

Дело №1-128/2016

42095,00 руб. 6000,00 руб. Обязательные работы – 400 часов.
22.12.2016

Мировой судья судебного участка № 3 Пролетарского судебного района г. Ростова-на-Дону 

Дело №1-59/2016

4496942,42 руб. 5152511,00 руб. Штраф – 50000,00 руб.
01.12.2016

Мировой судья судебного участка № 47 Волгоградской области

Дело № 1-47-97/2016

Алименты на содержание несовершеннолетней дочери в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода 300,00 руб. Обязательные работы – 160 часов.
24.11.2016

Мировой судья судебного участка № 3 Промышленновского судебного района Кемеровской области 

Дело № 1-53 /16-3

1000,00 руб. Лишение свободы – 1 год.
24.11.2016

Мировой судья судебного участка № 1 Ленинского судебного района г. Ростова-на-Дону

Дело 1-1-144/2016

3000,00 руб. Штраф – 15000,00 руб.
27.06.2013

Мировой судья судебного участка № 63 г. Сосновый Бор Ленинградской области 

Дело № 1-46

Алименты на содержание несовершеннолетней дочери в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода 29000,00 руб.

2 эпизода:

1 эпизод – лишение свободы – 4 месяца.

2 эпизод – лишение свободы – 4 месяца.

Основываясь на анализе судебной практики, можно сделать вывод о фактическом применении судами различных видов наказания, предусмотренных ст. 312 УК РФ от штрафа до лишения свободы.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 28.12.2016) «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, а также в целях обеспечения исполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Практика Фонда поддержки пострадавших от преступлений показывает, что качество работы представителей Федеральной службы судебных приставов далека от идеала. Зачастую, приставы не уведомляют о возбуждении исполнительных производств, теряют исполнительные листы, нарушают положения ч. 1 ст. 36 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 28.12.2016) «Об исполнительном производстве», которая закрепляет, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок. Более того, чем значительнее сумма задолженности по исполнительному производству, тем сложнее его исполнить. В связи с этим, вызывает недоумение политика ФССП о возбуждении уголовных дел по ч. 1 ст. 312 УК РФ, когда стоимость описанного имущества составляет 300,00 руб. – 10000,00 руб. Наличие у человека судимости способствует исполнению судебных решений? Судимость будет способствовать трудоустройству людей? Быть может, стоит поговорить о необходимости декриминализации ст. 312 УК РФ…..

Продолжение следует.

Источники:

  1. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. 7-е изд., перераб. и доп./под ред. А.И. Рарога. М.: Проспект, 2011.
  2. См.: Галахова А.В. Преступления против правосудия // Толкование уголовного закона. Комментарий статей УК РФ. Материалы судебной практики, статистика. М.: Норма, 2005.
  3. См. приговор мирового судьи судебного участка N 48 Красночикойского района Забайкальского края по делу N 1-16/09.
  4. См. приговор мирового судьи Кольчугинского района Владимирской области по делу N 1-30/1/2011.

ФПП

 

 

Оставьте комментарий