Когда необходима «необходимая оборона»?

Юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП) Тимур Чекуев проанализировал тему необходимой обороны. Многие эксперты считают, что ситуацию исправит принятие отдельного закона, но абсолютное большинство экспертов, говорят о том, что надо менять правоприменительную практику.

Сегодня тема необходимой обороны, применения оружия  активно обсуждается в обществе. Ярким, наглядным примером её актуальности служат события, произошедшие  в цыганском поселке в Екатеринбурге, где  жертвами инцидента со стрельбой стали три человека. Участник конфликта Олег Шишов применил оружие для защиты себя и своей семьи. В настоящий момент проводится проверка правомерности его действий.

Так прав Олег Шишов или не прав?

Для начала попробуем разобраться в определениях.

В соответствии со ст. 37 УК РФ Необходимая оборона – не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), в соответствии с Постановление пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» понимается такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

В юридической литературе преступление, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия  – считается причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, либо в момент применения насилия создание реальной опасности для его жизни или здоровья (целенаправленное нанесение ударов в жизненно важные органы, перекрывание дыхательных путей, выталкивание на ходу из транспорта, сбрасывание с высоты).

В Постановление пленума Верховного суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой  обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» поясняется, что  общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности:

– причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов);
– применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

Следовательно, в соответствии с пленумом Верховного суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 только  причинение вреда здоровью будет являться насилием, опасным для жизни и здоровья.

Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. (прим. Постановление пленума Верховного Суда России являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дел нормы материального права). Тем самым Верховный Суд РФ обозначал критерии, при которых возможна правомерная  защита от  общественно опасного посягательства и  предоставил право обороняющемуся лицу  причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

Однако зачастую действия наших граждан при необходимой обороне правоохранительные органы квалифицируют или как превышение необходимой обороны ст. 114 УК РФ, или по ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», или ст. 105 УК «Убийство», что подтверждается и судебной практикой.

Приведем яркий  пример из судебной практики. В 2016 году в суд было передано уголовное дело в отношении гражданина Х. обвиняемого в совершении преступления ч. 2, п. «З» ст.111 УК РФ. В рамках судебного разбирательства суд установил, что гражданин Х, умышленно причинил тяжкий вред здоровья ФИО 8 при превышении пределов необходимой обороны.

По существу предъявленного обвинения гражданин Х показал, что по (адресу) он снимает жилье со своей сожительницей ФИО11. 26.03.2016 около 23 часов к нему в окно дома постучала знакомая ФИО15, которая накануне оставила у него на хранение свой паспорт, пояснив, что пришла за ним. Он открыл входную дверь, в этот момент к нему домой ворвались ФИО8, ФИО4, ФИО3 и ФИО15, все они находились в состоянии алкогольного опьянения. ФИО8 стал требовать паспорт. Он подошел к кровати, из-под матраца вытащил паспорт ФИО15, в этот момент ФИО8 нанес ему два удара кулаком по лицу в область виска, у него пошла кровь, затем толкнул его на диван. Когда он упал на диван, к ФИО8 присоединился ФИО4. Они оба стали наносить ему удары кулаками по всему телу, при этом поясняя, что убьют. Они оба моложе его и физически сильнее, поэтому он угрозу воспринял реально. Затем ФИО4 взял стул и стал им наносить удары ему по голове. В этот момент ФИО11 сидела рядом на диване. Он крикнул ей вызывать полицию. ФИО4 услышав это, сказал ФИО15 забрать у ФИО11 телефон. Его сотовый телефон находился на столике, а свой ФИО11 держала в руке, собиралась вызвать полицию, но у нее телефон вырвала из рук ФИО15. ФИО3 стала стаскивать ФИО11 с дивана, пыталась снять брюки с ФИО11, при этом поясняя: «Живешь с ним, а ребенка родить не можешь». Однако снять брюки ФИО3 с ФИО11 не удалось, поскольку они были на поясе перевязаны веревкой, ФИО3 стала наносить удары ФИО11 по лицу. Он встал, хотел оттащить ФИО3 от ФИО11, однако в этот момент ФИО4 ударил его стулом по голове и по руке, сказал, что убьет его. ФИО8 в этот момент взял кирпич, целясь ему в голову, бросил в него, он увернулся. На кресле лежала сумка ФИО11. ФИО8 вытряхнул из нее содержимое, нашел 100 рублей и передал ФИО3 Затем ФИО8 и ФИО4 стали выгонять ФИО3 и ФИО15 из дома гражданина Х, поясняя, что сейчас убьют хозяина дома, а потом изнасилуют ФИО11, сначала вдвоем, а затем вызовут бригаду. Когда женщины ушли, она стали приставать к ФИО11. В этот момент, он взял нож, откуда не помнит, нанес им удары и ФИО4 и ФИО8. Все это происходило около получаса. Он реально воспринимал угрозу для своей жизни и жизни ФИО11, поскольку нападавшие находились в агрессивном состоянии. ФИО11 также была сильно напугана. Ранее у него и ФИО11 с указанными людьми не было конфликтов. ФИО3 предлагала ему сойтись с ней, но он отказал, пояснив, что с алкоголиками не желает жить. Считает, что поэтому ФИО3 налетела и наносила удары ФИО11.

Исследовав представленные доказательства в совокупности, суд пришел к следующему. В  судебном заседании было установлено, что гражданин Х не являлся инициатором конфликта между ним, потерпевшим ФИО8 и свидетелем ФИО4. Гражданин Х намеревался выпроводить из дома агрессивно настроенных, находящихся в состоянии алкогольного опьянения мужчин, которые прекратив его избиение, переключили внимание на его сожительницу ФИО11, угрожая её изнасиловать. Учитывая то обстоятельство, что ФИО4 и ФИО8 физически превосходили гражданина Х, гораздо моложе его, гражданин Х не мог оказать реального сопротивления, у него имелись основания для вывода о том, что в данный момент указанные лица посягают на жизнь и здоровье его, его сожительницы, а также её половую неприкосновенность. В связи с этим, гражданин Х взял нож, демонстрируя его, стал выгонять мужчин, однако последние, игнорируя требования гражданина Х, пытались нанести ему удары, в ходе произошедшей драки гражданин Х нанес ФИО4 два удара в область грудной клетки, область голени ножом ФИО4, не причинившие вреда здоровью, и три удара ножом в область живота, область плеча, височную область ФИО8, причинив последнему, в том числе, тяжкий вред здоровью человека, по признаку опасности для жизни, субъективно воспринимая ситуацию, как угрожающую его жизни, жизни и половой неприкосновенности его сожительницы.

Также в рамках судебного разбирательства было исследовано заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении гражданина Х, согласно выводам которого, у гражданина Х обнаружены следующие повреждения: кровоподтеки (5) лица, причинены в результате воздействия твердого тупого предмета, по своим свойствам расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Таким образом, обстановка произошедшего давала основания гражданину Х полагать, что ФИО8 и ФИО4 могут посягать на жизнь и здоровье его, его сожительницы и ее половую неприкосновенность. Однако учитывая то, что в руках у ФИО8 и ФИО4 никаких предметов в тот момент не находилось, что подтверждено в судебном заседании как показаниями подсудимого, так и показаниями потерпевшего, применение ножа и нанесение подсудимым целенаправленного удара потерпевшему было необоснованным и не отвечало требованию соразмерности средств защиты.

Суд установил, что гражданин Х прибегнул к защите от посягательства такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства и без необходимости умышленно причинил потерпевшему тяжкий вред здоровью. При таких обстоятельствах в действиях гражданина Х усматриваются признаки общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ, то есть умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, совершенного при превышении пределов необходимой обороны.

Постараемся понять позицию суда, который при изучении материалов указанного уголовного дела, не признал действия гражданина Х необходимой обороной, а инкриминировал указные выше события, как превышение пределов необходимой обороны.

В соответствие с действующим законодательством, уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Следует отметить, суд установил, что гражданин Х субъективно воспринимал ситуацию, как угрожающую его жизни, жизни и половой неприкосновенности его сожительницы. Следовательно, применение гражданин Х ножа не противоречит ст. 37 УК РФ и пленума Верховного Суда РФ. Так как он защищался от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия – обороняющееся лицо вправе был причинить любой по характеру вред и объему вред посягающему лицу.

Однако правоприменительная практика, в том числе и судебная, показывает иное. Позиция суда на наш взгляд выражалась в следующем:

– вред здоровью гражданину Х не был причинен;
– в руках у ФИО8 и ФИО4 никаких предметов в момент нанесения ударов ножом гражданином Х не было. «Следовательно, гражданин Х превысил пределы необходимой обороны». То есть в момент, когда гражданина Х избивают, бьют стулом по голове, угрожают его жизни, жизни и половой неприкосновенности его сожительницы, заметим у него дома, гражданин Х должен соразмерно применять меры необходимой обороны.

Если бы гражданин Х был медиком, а еще лучше судебно-медицинским экспертом, знал бы действующую правоприменительную практику, то он бы посягавшему лицу, которое пострадало, нанес бы средний вред здоровью или легкий, тем самым избежал бы уголовной ответственности.  Учитывая, что ситуация нападения для человека всегда будет стрессовой, адекватно оценить ситуацию крайне сложно. Как человек должен, узнать какой, в конечном итоге, будет причинён вред его здоровью? Удар кулаком может не оставить никаких следов, может оставить синяк, может сломать кость, а может убить. Если бы у гражданина Х. были повреждения и был установлен вред здоровью – его действия сочли бы соразмерными. Но у нападавших средний и тяжёлый вред здоровью, а гражданину Х. «повезло» не получить увечий. Именно эти критерии являются сегодня основными для вынесения судебного решения. Если человек пострадал, но ему не был причинён вред здоровью, то действия обороняющегося будут квалифицироваться по ст.  114 статья УК РФ. Если он пострадал и адекватно ответил тем же – будет необходимая оборона.

Является ли указанное судебное решение справедливым? Очевидно, что правоприменительная практика по делам необходимой обороны исходит из оценочного термина соразмерности, обязательного причинения вреда здоровью, применения оружия, или предметов используемых в качестве оружия, что зачастую  и приводит к вынесению не справедливых приговоров. На наш взгляд гражданин Х действовал в рамках действующего законодательства, предусмотренного ст. 37 УК РФ защищая себя и свою сожительницу, тему способами, которые были ему доступны на тот момент, но сложившаяся правоприменительная практика не разделяет нашей позиции по этому вопросу. Наше современное законодательство позволяют правоохранительным органам, судейскому сообществу правильно и объективно разбираться, в таких ситуациях, правильно квалифицировать действия обороняющихся.

Также хотелось бы отметить, что выполняя распоряжение Верховного Суда РФ, Ульяновским областным судом было проведено  изучение судебной  практики  по вопросам квалификации преступлений, совершенных с применением насилия или угрозой его применения  по уголовным делам, по которым судебные решения вступили  в законную силу в 2011 году и в первом полугодии 2012 года. В процессе обобщения использовались данные, представленные районными (городскими) судами, изучались  принятые решения по уголовным делам, анализировалась кассационная и надзорная практика. В соответствии предложенной примерной программой изучения судебной практики были обсуждены следующие вопросы:

1. Согласны ли Вы с формулировками «насилия, опасного для жизни или здоровья» и «насилия, не опасного для жизни или здоровья», содержащимися в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»? Предложите свои формулировки в случае несогласия с указанными разъяснениями.

Конструируя диспозиции статей Особенной части Уголовного Кодекса РФ и упоминая о физическом или психическом насилии, законодатель использует три варианта его наименования: «насилие, не опасное для жизни и здоровья»; «насилие, опасное для жизни и здоровья»; «насилие» без указания его тяжести (например,  ч.1 ст.212 УК РФ). Два первых достаточно широко применяются в судебной практике,  и официальное их толкование дано в  Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.). Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Кроме того,  под насилием,  опасным для жизни или здоровья, следует понимать и насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. Полагаем, что  данные  формулировки являются  в достаточной мере четкими для  их применения в судебной практике и более расширенного разъяснения не требуют.

На наш взгляд Челябинским областным судом, было дано исчерпывающее определение насилия, опасное для жизни и здоровья, что это  не только получения вреда, но и насилие, которое не причинило вред здоровью обороняющемуся, такой, же позиции придерживалось и советская доктрина уголовного права. Определяя, являлось ли физическое насилие, опасным для жизни или здоровья или нет, необходимо оценивать примененное насилие как по его последствиям, так и по способу действия. Для признания насилия опасным, для жизни и ли здоровья необходимо, чтобы оно характеризовалось, как таковое либо по способу действия, либо по наступившим последствия.

На наш взгляд при установлении степени интенсивности насилия во всех случаях необходимо было определить, являлось ли оно опасным для жизни и здоровья потерпевшего в момент его применения, напомним, гражданина Х избивали, били стулом по голове, была реальная угроза его жизни, жизни и половой неприкосновенности его сожительницы.

Наши граждане, которые в силу обстоятельств были вынуждены защищаться от преступных посягательств, не могут быть уверены, что они не будет после этого привлечены к уголовной ответственности. В связи с этим многие эксперты считают, что необходимо принятия отдельного закона, но абсолютное большинство экспертов, говорят о том, что надо менять правоприменительную практику, мы согласны с этой позицией. Действующее законодательство предоставляет право нашим гражданам защищаться от преступного посягательства, и это право содержится в ст. 37 УК РФ и разъясняется в пленуме Верховного Суда РФ от  27 сентября 2012 г. № 19, но основываясь на правоприменительной практики и той позиции суда, которая описывалась выше, считаем необходимым  внести в ст. 37 УК РФ, следующее изменения:

– внести определение   насилия, опасного дли жизни и здоровья – это насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Кроме того,  под насилием,  опасным для жизни или здоровья, следует понимать и насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья;
– внести в ст. 37 УК РФ институт защиты, самого себя, близких, родных и т.д. в своем  жилище (квартира, дом, любое жилое помещение) без каких либо обязательств перед преступником.

Данные изменения на наш взгляд изменит существующую правоприменительную практику и позволит, исходит, прежде всего, из интересов пострадавших.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений (ФПП)

 

Оставьте комментарий