Константин Кудряшов: “Амнистия может затронуть около половины лиц, отбывающих наказание”

Идея проведения амнистии в честь празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне впервые была высказана главой Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаилом Федотовым 5 декабря 2014 года на встрече Президента России Владимира Путина с членами Совета, а также федеральными и региональными омбудсменами.

Спустя два месяца конкретные предложения нашли свое воплощение в проекте постановления об объявлении амнистии, опубликованном на сайте СПЧ.

Документ предполагает, что амнистия будет распространяться на широкий круг осужденных и лиц, подвергшихся уголовному преследованию. Планируется, что под нее подпадут не только те, кто нуждается в специальной социальной поддержке – несовершеннолетние, женщины, пенсионеры, инвалиды, участники боевых действий, но и впервые осужденные к лишению свободы на срок до трех лет включительно.

Также предлагается освободить некоторых осужденных от дополнительных видов наказания, сократить сроки снятия судимости и освободить амнистируемых от выплаты штрафов. Однако, пожалуй, главное предложение проекта об амнистии – существенно сократить неотбытое наказание многим категориям осужденных к лишению свободы.

К примеру, планируется снизить для осужденных к пожизненному лишению свободы срок, по истечении которого они вправе обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении, с 25 до 20 лет, а также сократить вдвое испытательный срок условно осужденным.

По некоторым прогнозам, на свободу могут выйти не менее 100 тыс. человек. Но по моим оценкам, амнистия может затронуть около половины лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы [по состоянию на 1 января 2015 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 671,7 тыс. человек. – Ред.].

Разумное новшество предложенного СПЧ проекта постановления заключается в проведении так называемой административной амнистии – в отношении штрафов за административные проступки и лишения специальных прав, в частности права на управление автомобилем (срок лишения специального права должен снизиться вдвое). Полагаю, что если государство освобождает от наказания лиц, совершивших преступления, логично освободить от наказания и тех, на чьей совести менее опасное деяние – административное правонарушение.

В целом я разделяю точку зрения авторов проекта СПЧ об объявлении амнистии, так как объем ошибок в правоохранительной системы колоссален. И те меры, которые предлагает государство по их исправлению в виде амнистии, все-таки лучше, чем совсем ничего.

С другой стороны, по моим представлениям, существуют способы, которые могли бы более эффективно помочь совершенствованию правоохранительной системы и уголовной политики. Среди них:

радикальное расширение списка преступлений, по которым обвиняемый может требовать рассмотрения его дела судом присяжных (например, по всем преступлениям, максимальное наказание по которым составляет более 8-10 лет лишения свободы). Сегодня менее 1% уголовных дел, находящихся в производстве судов, могут быть рассмотрены судом присяжных.
увеличение размера мелкого хищения – с 1 тыс. до 5 тыс. руб. (ст. 7.27 КоАП РФ). Напомню, если сумма украденного превышает установленный в КоАП РФ размер мелкого хищения, правонарушитель будет привлечен не к административной, а к уголовной ответственности по ст. 158 УК РФ;
выработка механизма независимого контроля оперативно-розыскных мероприятий в форме проверочной закупки и оперативного эксперимента. По закону должностным лицам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”). Однако де-факто такая практика довольно распространена, в то время как внешний контроль в данной сфере не осуществляется.
установление запрета на оглашение в суде показаний свидетелей и потерпевших, данных на предварительном расследовании, без их вызова и без соответствующего согласия обеих сторон. Сегодня, к сожалению, ключевые свидетели обвинения нередко подписывают у следователя протокол не читая его, а потом не являются по вызову в суд. Затем суд дает прокурору согласие на оглашение показаний (которые далеко не всегда записаны в протоколе дословно), а фактически – на копирование протокола в приговор.

Добавлю, что такое частое проведение амнистии, как в нашей стране [последняя амнистия была проведена в 2013 году в связи с 20-летием Конституции РФ. – Ред.], фактически является признанием неэффективности работы правоохранительной системы, необоснованности назначения наказания и попыткой исправить эту ошибку “поголовным” способом.

Константин Кудряшов, Адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы, Гарант

 

 

 

 

Оставьте комментарий