Конституционный суд запретил надзирателям СИЗО читать письма заключенных

Конституционный суд запретил администрациям СИЗО подвергать необоснованной цензуре переписку заключенных с адвокатами. Теперь надзиратели обязаны мотивировать свои подозрения, протоколируя ход и результаты проверки. Наиболее интересные цитаты из российских газет на эту тему приводит сайт "Заголовки.ru".
Как пишет "Коммерсант", цензура тюремной переписки стала объектом внимания КС из-за двух обращений заключенных – Дмитрия Барановского, подозреваемого в вымогательстве, и банкира Юрия Волохонского, который сейчас находится в СИЗО в Ростове-на-Дону по обвинению в мошенничестве и легализации денежных средств, а также его адвоката Игоря Плотникова. Барановский за попытку передать защитнику замечания по своему делу получил выговор, что в итоге послужило основанием для продления ему меры пресечения.
По мнению заявителей, цензура переписки нарушает гарантированные Конституцией право на судебную защиту прав и свобод, а также право на квалифицированную юридическую помощь в лице адвокатов, пишет "Время новостей". Они также апеллировали к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует право каждого на справедливое судебное разбирательство и право на уважение частной жизни.
Этим постановлением Конституционный суд фактически откорректировал нормы федерального закона, позволяющие администрации СИЗО цензурировать всю корреспонденцию подследственных, за исключением предложений, заявлений и жалоб, направленных в органы власти, контролирующие места заключения, омбудсменам и в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).
Суд постановил, что цензура переписки подследственного заключенного с его адвокатом возможна лишь в случаях, когда у администрации СИЗО есть "разумные основания" предполагать наличие в ней недозволенных вложений (что проверяется только в присутствии подозреваемого) либо имеется "обоснованное подозрение" в том, что адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну, переписка угрожает безопасности СИЗО или носит иной противоправный характер.
Имеет ли право сотрудник СИЗО знакомиться с содержанием письма, вскрытого из-за подозрения о наличии в нем недозволенных вложений, КС не уточнил. Хотя и сослался в мотивировочной части своего решения на практику ЕСПЧ, который в таких случаях читать чужие письма запретил.
Судья-докладчик Николай Мельников, комментируя решение, особо подчеркнул, что в постановлении КС администрация СИЗО обязывается "принять мотивированное решение, оно должно быть зафиксировано в акте и этот акт может быть потом оспорен в суде". В то же время он признал, что "в каждом конкретном случае администрация будет решать по факту, хотя они должны руководствоваться объективными сведениями".
Что же касается заявителей, то их дела могут быть пересмотрены с учетом выявленного конституционно-правового смысла, сообщает "Российская газета". То есть Барановскому, возможно, удастся добиться снятия дисциплинарного взыскания, но решение об изменении меры пресечения все равно будет принимать суд.