КС отклонил жалобу на запрет спрашивать заключенных о пытках

По мнению общественников, такая ситуация может привести к замалчиванию фактов пыток.

Запрет говорить с заключенными СИЗО о пытках, которым те подверглись за пределами изолятора, не нарушает «субъективные конституционные права» членов ОНК — такой вывод содержится в двух определениях Конституционного суда по жалобам правозащитников, бывших и действующих членов ОНК Москвы и Петербурга Евгения Еникеева, Яны Теплицкой и Романа Ширшова, пишет «Коммерсант».

В октябре они обратились в КС с требованием признать неконституционными нормы законов «О содержании под стражей» и «Об общественном контроле», которые позволяют сотрудникам СИЗО прерывать беседы правозащитников и арестантов, если «предмет беседы не имеет отношения к условиям содержания». КС определил, что члены ОНК «субъективно» и «абстрактно» трактуют действующие законы.

По словам юриста Григория Вайпана, сопровождавшего жалобы в КС, узнать о применении насилия и даже выяснить причину появления видимых следов из-за запрета невозможно, и эта проблема, по его мнению, касается более чем 100 000 заключенных. Он намерен обращаться в Госдуму, Совет Федерации и региональные заксобрания с просьбой повторить обращение правозащитников в КС: по его словам, суд счел, что заявители ставят вопрос об абстрактном нормоконтроле и новое обращение должны подавать те, у кого есть такое право. Отказные определения КС его доверители намерены приложить к своим обращениям в ЕСПЧ.

Ответственный секретарь ОНК Москвы Алексей Мельников считает, что, говоря о 100 000 заключенных СИЗО, Вайпан сильно преувеличивает проблему. «В моей практике не было ни разу, чтобы мне запретили говорить с человеком в СИЗО о том, как происходило задержание полицией, спрашивать, есть ли жалобы на состояние здоровья. Единственный раз, когда сотрудники ФСИН пытались перекричать меня во время общения с избитым заключенным, я продолжил говорить, но значительно громче. Чтобы мешали говорить о травмах, чтобы беседы останавливали, выводили, — такого не было», — говорит он.

Источник издания пояснил, что члены ОНК, как правило, не одобряют коллег, которые судятся с ФСИН, из-за привлечения «лишнего» внимания к той или иной проблеме. «Многие сотрудники региональных СИЗО вообще не знают действующих законов и, соответственно, не прерывают бесед, когда правозащитники спрашивают о чем-то, не касающемся условий содержания», — отметил он.

Запрет на разговоры, не касающиеся условий содержания в СИЗО, еще в 2018 году критиковали члены президентского Совета по правам человека (СПЧ): по их мнению, эта норма может вести к замалчиванию фактов пыток. 9 декабря доклад о пытках был представлен президенту Владимиру Путину на встрече с членами СПЧ. Член московской ОНК Ева Меркачева среди прочего попросила главу государства содействовать изменению уголовного закона и закреплению в УК РФ понятия пытки как наказуемого деяния. Все предложения на эту тему президент, по словам госпожи Меркачевой, поддержал, ожидается, что его поручения правительству и законодателям по итогу встречи с членами СПЧ традиционно последуют в январе.

Право.ru

 

 

Оставьте комментарий