«Логическое продолжение»: из МВД в правозащиту. Омбудсмен Москалькова о своих планах и достижениях

Генерал–майор МВД Татьяна Москалькова, утвержденная на должность уполномоченного по правам человека РФ в минувшую пятницу, отчиталась перед журналистами о своей работе в Госдуме, поделилась планами на посту омбудсмена и рассказала, почему предложения наказывать за «покушени на нравственность» и расширить полномочия сотрудников полиции в использовании огнестрельного оружия — не единственные ее заслуги.

О приоритетах на посту омбудсмена

Я намерена продолжить то, что было начато моими предшественниками — в первую очередь Эллой Памфиловой и Владимиром Лукиным. Ими был создан и расширен инструментарий защиты прав человека, был обеспечен путь к созданию единый системы уполномоченных в субъектах России. Это работа уже активно идет, но еще не во всех субъектах есть свои уполномоченные и общая методология работы.

Но в первую очередь я намерена разобраться в коллективных и индивидуальных жалобах, которые поступили с момента сложения полномочий Памфиловой — это более 4 тысяч обращений. Большая часть из них касается уголовно-процессуальной сферы и следствия. На втором месте обращения, связанные с уголовно-исполнительной сферой: содержанием в СИЗО и колониях. На третьем месте обращения, связанные с ЖКХ. С ними буду разбираться в первую очередь.

О работе омбудсмена

На выступлении перед депутатами я цитировала польского поэта Адама Мицкевича: «Чтобы страна могла жить — нужно, чтобы жили права». Эти слова отражают суть работы уполномоченного по правам человека: если в государстве сильна защита прав человека, то сильно и государство.

О достижениях на посту депутата Госдумы

Работа на посту уполномоченного по правам человека — логическое продолжение работы на посту депутата. В Госдуме я занималась законотворческой деятельностью и общалась  с населением и избирателями, а такое общение, как правило, носит правозащитный характер. Законотворчество позволяет создать каркас для правовой защиты. В Госдуме я вместе с коллегами внесла 217 законопроектов: 20 из них были приняты, это достаточно высокий показатель.

Тяжелее всего дался законопроект с отменой преюдиции в отношении граждан, которые совершили преступление с соучастниками. Если преступление совершено в соучастии и один из соучастников соглашается сотрудничать со следствием (признает вину), в его отношении выносится приговор в упрощенным порядке без подробного разбора доказательств преступления. Тогда у остальных обвиняемых в соучастии нет возможности оспаривать этот приговор, преступление признано по факту совершенным. Сегодня уже действует закон, отменяющий преюдицию.

Кроме того, в первом чтении принят законопроект о кратном пересчете срока содержания под стражей. Если до приговора человек был заключен под стражу на время следствия, но в итоге получил наказание в виде колонии общего режима или колонии-поселения, на следствии он пребывал в условиях более строгих, чем ему назначил суд. Поэтому я была среди тех, кто предложил засчитывать один день в СИЗО за два в колонии.

О судьбе закона о пересчете срока в СИЗО и колонии

Сейчас у меня меньше возможностей форсировать принятие закона во втором и третьем чтении, чем на посту в Госдуме: если вы поднимите стенограммы заседаний, вы обнаружите, что я постоянно пыталась внести рассмотрение проекта в календарь. На посту уполномоченного я могу лишь выступить с поддержкой рекомендации Госдуме скорее рассмотреть закон.

О сотрудничестве с западными правозащитниками

Уполномоченный по правам человека — звено во всеобщей системе защиты прав и интересов личности. В России омбудсмен должен уметь очень тесно коммуницировать со всеми звеньями системы: Общественной палатой, правозащитными организациями, уполномоченными по защите прав ребенка и предпринимателей и, конечно, с Государственной думой. Но эта работа тем эффективнее, чем теснее связи уполномоченного с омбудсменами за рубежом.

Об оценке западными правозащитниками ситуации с правами человека в России

Права человека нередко используются для попыток оказать давления на Россию из-за рубежа. В ежегодных докладах Госдепа США о состоянии прав человека в мире есть положения о России, которые явно не соответствуют действительности. Но важно, чтобы уполномоченный по правам человека в России прислушивался к критике, даже если она поступает из европейских институтов, ООН и Госдепа. Наш МИД тоже выпускает ежегодные доклады: диалог, обмен мнениями и взаимный контроль полезны, но оценки должны быть адекватными и честными, чтобы уполномоченный мог реагировать на реальные замечания о нарушении прав.

О самых острых проблемах в сфере защиты прав человека в России

В наиболее концентрированном виде острые проблемы были озвучены на коллегии Генпрокуратуры, которая прошла в марте этого года и где присутствовал Владимир Путин. 3 миллиона граждан обратились с жалобами о невыплате зарплат. Мы видели подобные обращения и на «прямой линии» президента. Это дикость и безобразие: на дворе не 1991 год. Работодатель должен отвечать своим имуществом за задержку выплат и помнить об уголовной ответственности.

Еще одна острая проблема — работа сотрудников ФСИН. Необходимо следить, чтобы в учреждениях ФСИН не совершали действий, унижающих человеческое достоинство и причиняющих вред здоровью.

Кроме того, мне приходит много обращений о том, что люди годами не могут добиться возбуждения уголовного дела: они обращаются в органы полиции, получают отказ в возбуждении дела, идут с отказом к прокурору, который отменяет отказ, возвращаются с этим в полицию. Следователь месяц что-то делает, но снова выносит постановление об отказе в возбуждении дела. Это может длиться годами и это — явное нарушение прав доступа к правосудию.

О правах человека в Крыму

Из четырех тысяч заявлений, которые поступили в последние дни, нет ни одного из Крыма. Но в 2014 и 2015 годах их было более 100, большая часть из них касалась отсутствия СИЗО в Севастополе. Кроме того, ко мне обратились крымские татары: сегодня их все удовлетворяет, но мы обязательно встретимся лично, когда я окажусь в Крыму. На посту депутата я получила огромное количество и благодарностей от крымчан, которые несмотря на провокации и энергетическую блокаду выразили благодарность, что находятся в составе России и считают свои права защищенными.

О правах человека в Чечне

В докладе уполномоченного по правам человека за 2015 год есть список самых проблемных регионов. Самый высокий уровень безработицы — в республиках Тыва, Ингушетия и в Чеченской республике. Но Чечни нет на первых местах в сфере проблемы защиты прав человека.

О самом проблемном регионе

Индекса наиболее неблагоприятного региона в отчетах нет. Но его необходимо создать.

О Надежде Савченко

Никаких обращений от Савченко не поступало. Я знаю, ее посещала Элла Памфилова. Если от Савченко поступят обращения, будем их рассматривать.

О совмещении опыта депутата и генерал-майора МВД с правозащитной деятельностью

Может ли заниматься правозащитой человек, предложивший расширить полномочия полиции и наказывать за «покушение на нравственность», — вопрос не ко мне, а к обществу. Но Госдума дала свой ответ триста тридцатью тремя голосами «за». Кстати, закон о нарушении правил общественного порядка и нравственности уже принят, но я его автором не была, а припоминают его почему-то мне. Тем не менее такие нормы существуют в Австрии, Германии и многих других западных государствах. В обществе есть система нравственных ценностей, которая определяет правила поведения: как бы ни было жарко, мы не ходим на работу в купальниках — есть правила приличия.

Предложение о праве сотрудниками полиции применять оружие без предупреждения необходимо обсуждать в контексте. До принятия закона о полиции при преследовании преступника необходимо было предупреждать о стрельбе. Но бывают острые ситуации, когда этого сделать невозможно и это может стоить кому-то жизни, потому и было сформулировано мое предложение.

О заслугах, о которых всем стоит знать

Хотелось бы, чтобы кроме моих высказываний о «покушении на нравственность» и так далее вспоминали и мою кандидатскую диссертацию об уважении чести и достоинстве личности. За 5 лет до принятия Конституции я одна из первых предложила ввести норму о праве не свидетельствовать против себя и своих близких. Сегодня это право гарантировано 51-й статьей Конституции. Это я предложила норму, что не могут считаться доказательством показания, полученные путем угроз и насилия. Сегодня норма прописана в Уголовно-процессуальном кодексе. В своей докторской диссертации «Нравственные основы уголовного процесса», по большей части посвященной реабилитации невиновных, я сделала много предложений о материальном возмещении за незаконные задержания и аресты. Все это теперь есть в УПК и Конституции.

Анна Карпова, Сноб

 

Оставьте комментарий