Мария Яншина: «Киберпреступность оказывает всё большее влияние на жизнь и права граждан»

Директор спецпроектов Фонда поддержки пострадавших от преступлений Мария Яншина провела глубокий анализ основных новелл прошедшей в середине ноября международной конференции по противодействию киберпреступности Octopus 2021. Главный вывод – в мире уже есть конкретные инструменты для борьбы с киберугрозами. Какие и как их применять – в итоговых тезисах конференции.

Мария Яншина, директор спецпроектов ФПП

Одно из ключевых мировых событий года в сфере борьбы с преступностью – конференция по противодействию киберпреступности Octopus 2021 – стартовала 16 ноября в онлайн-формате. В ней приняли участие около 1200 экспертов по киберпреступности, представивших органы власти, академические круги, а также международные и частные коммерческие и некоммерческие организации из примерно 120 стран.

В день открытия прошло специальное мероприятие по случаю 20-летия Будапештской конвенции о киберпреступности и подписания Второго дополнительного протокола к Конвенции о расширении сотрудничества и раскрытии электронных доказательств. Заседание началось с выступления министра внутренних дел Венгрии от имени венгерского председательства в Комитете министров Совета Европы и Генерального секретаря Совета Европы и продолжилось выступлениями министров, генеральных прокуроров и других высокопоставленных должностных лиц из всех регионов мира.

Участники подтвердили важность и преимущества подписания Конвенции, а также приветствовали официальное принятие Второго дополнительного протокола, который будет открыт для подписания весной 2022 года.

По итогам проведения специального мероприятия, четырнадцати семинаров, двух раундов блиц-дискуссий и трех сессий по обсуждению перспектив развития, участники конференции выделили следующие основные тезисы:

► Киберпреступность, то есть преступления, совершаемые в сфере информационных технологий или с их помощью, превратилась в серьезную угрозу основным правам, демократии и верховенству закона, а также международному миру и стабильности, и имеет серьезные социальные и экономические последствия.

В настоящее время приоритетной угрозой считаются атаки программ-вымогателей (шифровальщиков), которые парализуют работу государственных и частных организаций и крупных предприятий, включая больницы и другую важную инфраструктуру, и создают опасность для жизни людей. Различные демократические процессы, включая выборы, также подвержены большому риску кибератак.

Пандемия Covid-19 сопровождается ростом киберпреступности, поскольку люди, предприятия и организации, находясь в условиях полной или частичной изоляции, полагаются на информационные технологии, а киберпреступники используют социальную инженерию, такую, как фишинг и другие методы, для совершения преступлений и отмывания преступных доходов. При этом киберпреступники становятся всё более организованными и всё шире используют модель «преступление, как услуга». В то же время, способность системы уголовного правосудия реагировать на этот всплеск преступности снижена за счёт ограничений, связанных с Covid-19.

Сексуальная эксплуатация и сексуальное насилие над детьми в Интернете усугубляется пандемией за счет увеличения количества онлайн-материалов о сексуальном насилии над детьми, онлайн-груминга, роста количества сообществ, связанных с насилием, и прямых трансляций жестокого обращения, а также за счет совершения несовершеннолетними рискованных действий в Интернете. Проблема установления личности киберпреступников и принятия эффективных ответных мер уголовного правосудия еще больше усугубляется в случаях, когда правонарушители поддерживаются государственными органами.

► Представление о том, что киберпреступность оказывает на людей незначительное влияние, является мифом. Напротив, киберпреступность часто представляет собой серьезное вмешательство в права и жизнь пострадавших. Правительства обязаны предоставлять средства для защиты людей от преступности, в том числе с помощью более эффективных мер уголовного правосудия.

Государствам необходимо принять дополнительные меры для лучшей защиты и поддержки жертв киберпреступлений, например, посредством проведения регулярных виктимизационных исследований (опросов), оказания пострадавшим специализированной поддержки, принятие более конкретных мер реагирования в ответ на нанесенный ущерб, например, таких, как восстановительное правосудие, или создание дополнительных возможностей для сообщения о преступлениях в Интернете.

► В то же время необходимо провести дополнительные исследования для лучшего понимания и типологии правонарушителей. Учитывая, что значительную долю киберпреступников составляют молодые люди или даже несовершеннолетние, необходимо усилить онлайн-меры безопасности, которые помогут не допустить их превращения в преступников.

► В настоящее время разработаны и доступны различные инструменты для более эффективного реагирования в области уголовного правосудия, и их следует использовать. Большинство мировых государств разработали правовые положения, предусматривающие уголовную ответственность за преступления, совершаемые против компьютерной безопасности и/или с использованием компьютеров, полномочия по расследованию и уголовному преследованию киберпреступлений, меры по сбору и защите электронных доказательств, а также положения в области международного сотрудничества на основе Будапештской конвенции о киберпреступности. Доступен обмен инструментами и передовыми методами в сфере расследования киберпреступлений для противодействия и расследования атак программ-вымогателей, отслеживания, поиска и изъятия доходов от преступлений в форме криптовалют, обнаружения и сообщения о материалах сексуального насилия над детьми или использования искусственного интеллекта для обнаружения, анализа или расследования преступлений онлайн.

Власти многих стран получают пользу от участия в программах по наращиванию потенциала и получают все больше возможностей для расследования, уголовного преследования и вынесения судебных решений по киберпреступлениям и другим делам, связанным с электронными доказательствами, а также для эффективного международного сотрудничества по этим вопросам. Государственное и частное сотрудничество и партнерство имеют важнейшее значение для противодействия киберпреступлениям, доступны к использованию многие инициативы и передовой опыт.

Новый Второй дополнительный протокол к Конвенции о киберпреступности предоставит дополнительные инструменты для сотрудничества и раскрытия электронных доказательств. Сюда входит прямое трансграничное сотрудничество с поставщиками услуг для получения информации, необходимой для выявления правонарушителей, а также средства для ускоренного сотрудничества в чрезвычайных ситуациях.

► Необходимость сопоставлять эффективность мер по расследованию преступлений с правами человека и верховенством закона, включая гарантии защиты данных, является сложной задачей. Одним из примеров является автоматическое обнаружение материалов сексуального насилия над детьми. С другой стороны, новый Протокол к Будапештской конвенции демонстрирует, каким образом эффективные средства трансграничного получения электронных доказательств могут сопровождаться эффективной системой гарантий безопасности.

► Заглядывая в будущее, всем заинтересованным сторонам рекомендуется максимально использовать имеющиеся инструменты, инициативы и программы и создавать дальнейшие синергические связи для решения проблем киберпреступности и электронных доказательств. Государствам также рекомендуется присоединиться к Будапештской конвенции (если они еще не сделали этого) и подписать Второй дополнительный протокол, как только он будет открыт для подписания весной 2022 года. В то же время, по мере возникновения новых проблем, необходимо будет продолжить поиск дополнительных решений, например, в отношении искусственного интеллекта или криптовалют.

Конференция Octopus 2021 стала 13-м созывом этой конференции, и если итогом всех предыдущих созывов был призыв «сотрудничать», для конференции 2021 года призыв остался тем же, но получил дополнение: СОТРУДНИЧАЙТЕ, ИНСТРУМЕНТЫ УЖЕ СУЩЕСТВУЮТ!

ФПП

Оставьте комментарий