Милиция применила научные средства дознания

МВД России активно участвует в реформе уголовно-процессуального законодательства. В ближайшее время следователи милиции применят на практике процедуры ускоренного и упрощенного досудебного производства. Начальник ВНИИ МВД России генерал-майор милиции Сергей Гирько считает, что новая форма следствия позволит правоохранительным органам более эффективно вести борьбу с массовыми преступлениями в России, не нарушая при этом охраняемые законом права и интересы граждан-участников процесса. (фото – www.mvd.ru)

Расследование уголовных преступлений в России затягивается порой не на месяцы, а на годы. Причем, даже простые дела, не требующие экспертиз, приобщения дополнительной информации, показаний свидетелей, должны пройти все стадии уголовного производства. По информации МВД, в 2006 году число преступлений, по которым предварительное следствие необязательно достигло 2, 43 млн., а доля преступлений небольшой и средней тяжести в общей структуре преступности Российской Федерации увеличилась с 55,2 до 63,1 %. Это почти 2/3 валового показателя.

Очевидно, что расследовать, то, что установлено фактами и не отрицается правонарушителем – занятие неблагодарное. По решению Министра внутренних дел РФ Рашида Нургалиева в Министерстве была создана группа по разработке модели сокращенного досудебного производства и проекта федерального закона, который должен закрепить изменения в правовом поле. В течение 2007 года Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России проводил фундаментальное научное исследование проблемы. Ожидается, что работа будет завершена одновременно с принятием Федерального закона о введении унифицированного досудебного производства. Сроки принятие закона туманны. Между тем, Сергей Гирько 21 ноября на пленарном заседании Общественной палаты РФ счел необходимым озвучить некоторые результаты научно-практической деятельности и рассказал о возможных изменениях в следствии.

«Представляется, что возможность сокращенного производства должна быть предусмотрена по всем очевидным преступлениям небольшой и средней тяжести, максимальное наказание за которые составляет не свыше 5 лет лишения свободы», – отмечается в докладе Гирько. – «Одним из условий применения сокращенного производства также должно быть отсутствие обстоятельств, указывающих на невозможность его окончания в короткий срок. Кроме сложностей в доказывании такими обстоятельствами могут быть: большое число потерпевших или свидетелей, необходимость производства длительных ревизий, экспертиз и т.д. Кроме того, нужно ввести большее число средств доказывания, менее сложных по процедуре фиксации. Следующим условием применения сокращенного производства является, по нашему мнению, отсутствие обстоятельств, указывающих на необходимость применения мер процессуального принуждения»

По словам Гирько, при подготовке поправок в уголовно-процессуальное законодательство, широко изучался зарубежный опыт «полицейского дознания» Франции, Италии, Бельгии, Австрии, Великобритании, США. В большинстве зарубежных стран наряду с обычным порядком уголовного судопроизводства существует и порядок, отличающийся от него большей простотой и ускоренной процедурой. Предполагается, что дела этой категории будут возбуждаться путем письменного поручения начальника органа дознания произвести досудебную подготовку в сокращенной форме. Срок сокращенного производства, по мнению Гирько, должен составлять не более 15 дней.

Принятие Федерального закона об унифицированном досудебном производстве, безусловно, позволит разгрузить следственные отделы правоохранительных ведомств. Между тем, уже сейчас есть основания полагать, что применительная практика ускоренного дознания, потребует жесткого контроля. Некоторое время назад к юристам правозащитного движения Сопротивление» обратился гражданин Ломков (фамилия изменена), которой обвинялся в краже продуктов из супермаркета. Молодой человек вошел в магазин со своими продуктами, купленными некоторое время назад в другой торговой точке, и, поскольку не был уверен в надежности камер хранения, прошел с ними в зал. На выходе из магазина, расплатившись с кассиром за приобретенный товар, Ломков был задержан охранниками магазина. Чека на продукты, купленные ранее у него с собой не было. При приезде сотрудников, охранники вернули продукты Ломкову и он был официально осмотрен милици
онерами. Осмотр и изъятие происходило с грубейшими нарушениями требований УПК РФ. В ходе осмотра были изъяты приобретенные товары, товары принесенные Ломковым в магазин, и ряд других продуктов неизвестно каким образом оказавшихся в пакете. По данному факту был составлен протокол и возбуждено уголовное дело. Уверяя в своей невиновности, Ломков обратился в «Сопротивление». Юристами движения был обжалован ряд следственных действий и выдвинуты ходатайства об их проведении, в том числе допросе кассира, понятых и сотрудников милиции, предоставлении документов на товар. В суде, казалось бы простое дело, не требующее длительного следствия, отвечающее всем критериям ускоренного дознания, развалилось. Прокурор вернул дело в милицию, где оно было прекращено.

Милиция применила научные средства дознанияКомментарий

Денис Долматов, Юрист Общественной приемной правозащитного Движения «Сопротивление»

В данный момент срок дознания составляет 30 суток. Перед каждым дознавателем стоит ежемесячный план передачи уголовных дел в суд. В связи с нехваткой квалифицированных сотрудников в дознании зачастую работают люди без высшего образования и даже студенты. Если дело не перспективно для передачи в суд, из дознания в следствие оно зачастую поступает без единого следственного действия. Закон позволяет дознавателю, при желании и возможности передавать дело в суд и раньше установленного 30-дневного срока

Существует реальная опасность, что сокращение сроков расследования и упрощение досудебного производства, может привести к спешке и даже гонке за статистическими показателями МВД и, соответственно, к сильному снижению качества расследования преступлений. Для эффективности досудебного производства, дознаватель должен получить больше функций и возможностей на начальной стадии работы по делу. Что касается зарубежного опыта в данной сфере, то он очень полезен российской судебной и правоохранительной системам, как пример, но пока неприменим для нашего судопроизводства.