Мягкая посадка

На "Деловом завтраке" в "Российской газете" побывал министр юстиции России Александр Коновалов. Он сообщил, что государство намерено уйти от пресловутого устрашающе-репрессивного уклона в уголовных наказаниях.

Места лишения свободы приобретут новый облик. Для тех, кому тюрьма вовсе не дом родной, планируется создать колонии с ослабленным режимом и арестные дома. Закоренелых же преступников предлагается содержать в тюремных камерах и жестко изолировать.

Другие предложения: в Уголовном кодексе сократить часть статей за нетяжкие преступления, зато расширить спектр наказаний в административном кодексе, включая обязательные работы и двухмесячный арест. Подобные законодательные инициативы сейчас разрабатываются под руководством минюста. Их цель – резко сократить тюремное население и при этом сделать улицы более безопасными. Задачи, как выяснилось, вполне совместимые.

Российская газета: Александр Владимирович, снова растет тюремное население страны. И вновь приближается к миллиону человек за решеткой. Сейчас широко обсуждается идея заменить уголовные наказания за незначительные преступления административными.

Александр Коновалов: Эта идея приобретает реальные очертания. Министерство юстиции возглавляет межведомственную рабочую группу, которая прорабатывает соответствующие предложения и законодательные инициативы.

РГ: Однако у многих граждан вызывает опасения ситуация, когда воры и хулиганы перестанут считаться преступниками. Не приведет ли смягчение системы наказаний к безнаказанности?

Коновалов: Смягчение наказаний, о которых мы говорим, должно коснуться далеко не всех преступлений и может практиковаться с ужесточением карательной практики по иным категориям дел, например, о преступлениях в отношении детей, о чем недавно говорил президент. Кроме того, принципиально важным нам кажется не столько даже смягчение судебной практики, сколько изменение практики пенитенциарной. На наш взгляд, крайне актуальна сепарация заключенных в местах лишения свободы.

РГ: То есть разделение? По каким признакам? Убийцы отдельно, воры отдельно?

Коновалов: Не совсем так. Разделены должны быть те, кто совершил преступление впервые, либо по неосторожности, либо в результате стечения обстоятельств и т.д., и те, кто уже продемонстрировал свою твердую склонность к криминальному образу жизни, либо совершил по-настоящему тяжкие и дерзкие преступления. Если в отношении первых допустим более гуманный подход, то последние – во избежание их сплочения и регенерирования ими криминальной идеологии – должны содержаться в более жестком режиме изоляции, то есть в тюрьме и помещениях камерного типа.

РГ: Руководство службы исполнения наказаний не раз заявляло, что наши колонии – более гуманный вариант по сравнению с западными тюрьмами. А вы считаете, что нужно, как за границей, держать арестантов в камерах?

Коновалов: Это в отношении заключенных из опасного контингента. В отношении других осужденных режим должен быть смягчен и приближен к тому, что раньше называлось "химией" – спецкомендатурам с обязательным привлечением к труду.

Это должны быть места лишения свободы с порядком, дисциплиной. Но при этом с очень активным воздействием воспитательного характера. Пребывание в таких учреждениях должно предполагать систему стимулов к возвращению преступников в нормальное социальное состояние.

РГ: Часто вернуться в общество мешает судимость, которая, как клеймо, висит на человеке. А у тех, кто наказан в административном порядке, проблема возвращения в общество вообще не возникает.

Коновалов: В том числе и поэтому считаю, что административная юстиция должна быть поднята на принципиально новый уровень. Необходимо дифференцировать и расширить спектр административных наказаний, ужесточить систему штрафов, ввести административные наказания в виде обязательных работ.

Наконец, с нашей точки зрения, может быть расширена практика административного ареста, в том числе увеличен срок максимального административного ареста как минимум до двух месяцев.

РГ: Разве остановит штраф того, у кого нет денег?

Коновалов: Должна быть создана жесткая и работающая система административных наказаний. Если штраф, то заметный для правонарушителя, в зависимости от его доходов. Если обязательные работы, должна быть уверенность, что виновные эти ра
боты будут отбывать: мести улицы, мостить дороги, выносить горшки в приютах и так далее. Не заплатил штраф вовремя – штраф моментально удвоился. Не заплатил и этот штраф – пошел отбывать административный арест. Не отбыл административный арест по доброй воле, пойдешь в колонию по уголовной статье. Вот тогда эта система и сможет заполнить нишу, которая сегодня, к сожалению, часто неоправданно закрывается исключительно уголовными наказаниями.

РГ: Если сроки административного ареста увеличатся, где отбывать наказание?

Коновалов: Мы предлагаем создать арестные дома за счет перепрофилирования колоний, которые находятся в городах.

Владислав Куликов, "Российская газета" – Центральный выпуск №4895 от 23 апреля 2009 г.