Не все положения проекта закона о судебном проступке отвечают интересам потерпевшего

Юристы Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин и Тимур Чекуев проанализировали положения предлагаемого Верховным судом РФ законопроекта о судебном проступке. Материал подготовлен в рамках Недели «В поддержку прав жертв преступлений», проводимой Фондом с 20 по 26 февраля 2021 года.

Александр Кошкин, Тимур Чекуев, юристы Фонда поддержки пострадавших от преступлений

О Законопроекте № 1112019-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка», разработанном Верховным Судом Российской Федерации.

Данным законопроектом предлагается внесение в действующее законодательство изменений, направленных на дальнейший отказ от избыточной уголовно-правовой репрессии, которые, по мнению Верховного Суда, позволят реализовать принципы справедливости и гуманизма. Предлагается совершенное лицом впервые преступление небольшой тяжести отнести к категории уголовного проступка, т.е. 112 составов преступлений, включая 53 состава преступлений в сфере экономики. Т.е. вносятся изменения для лиц, которые впервые совершили деяния, характеризующиеся наименьшей общественной опасностью, и могут быть исправлены без применения уголовного наказания – отсутствие судимости.

Соответствующие деяния признаются уголовным проступком при условии, что они совершены лицом впервые, то есть, если на момент его совершения лицо не имело неснятую или непогашенную судимость и не освобождалось от уголовной ответственности за уголовный проступок в течение одного года, предшествовавшего дню совершения этого преступления.

Разделяя позицию относительно послабления уголовно-правой репрессии в отношении ряда незначительных преступлений, отметим, что ко всякого рода идеям, направленным на декриминализацию (по сути рассматриваемых предложений) преступлений, тем более в современный период, стоит подходить максимально взвешенно, учитывать уровень социальной напряженности, вызванный падением уровня жизни значительной части населения России, а также возможные социальные риски в случае принятия законодательной инициативы.

По данному законопроекту отметим следующее:

1. При решении вопроса освобождения преступника от уголовной ответственности мнение потерпевшего не учитывается.

2. Нельзя в полной мере согласиться с утверждением Верховного Суда о соблюдении баланса интересов потерпевшего и лица, совершившего уголовный проступок. Если неисполнение обязанности возместить ущерб, причиненный в результате совершения уголовного проступка, исключает возможность освобождения лица от уголовной ответственности с назначением иных мер уголовно-правового характера можно приветствовать, то с упоминанием гражданского иска, как гарантии реализации 52 статьи Конституции РФ, в полной мере мы согласиться не можем. Данный механизм работать не будет, если преступник в силу своего финансового положения не имеет возможности для компенсации причиненного ущерба и, тем более, морального вреда.

3. Не ясен механизм учета совершенных уголовных проступков, как в системе ГИАЦ МВД России, так и в соответствующих подразделениях других ведомств. Следственным органам придется перестраивать всю учетную политику.

4. В пояснительной записке говорится, что уголовный проступок является общественно опасным, а с другой стороны, отличается тем, что его опасность для общества является минимальной, равно как и опасность лица, его совершившего, что позволяет применить к нему иные меры уголовно-правового характера, не являющиеся уголовным наказанием. При этом в законопроекте предлагается признать уголовным проступком, например, преступления, предусмотренные:

частью первой статьи 181 – Нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм;

частями первой и второй статьи 183 – Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;

частью первой статьи 189 – Незаконные экспорт из Российской Федерации или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники;

частями первой и второй статьи 191.1 – Приобретение, хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины;

частями первой и второй статьи 193.1 – Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов;

частью первой статьи 200.3 – Привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства Российской Федерации об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости.

По нашему мнению, данные виды преступлений не могут быть отнесены к категории минимально опасных для общества и государства, поскольку непосредственно затрагивают экономическую и стратегическую сферы безопасности страны.

5. Обращает на себя внимание и тот факт, что Верховный Суд в законопроекте не задается решением вопросов профилактики, а констатирует, что «данные официальной судебной статистики, а также результаты анализа судебной практики свидетельствуют о том, что количество лиц, осужденных за преступления небольшой тяжести, в том числе лиц, осужденных за эти преступления впервые, по-прежнему остается значительным». В связи с чем, по мнению законодателя, «необходимы дальнейшие меры по гуманизации уголовного законодательства» и соответствующей декриминализации составов.

Получается, что чем выше преступность – тем ниже ответственность, а декриминализировав указанные в проекте составы, можно вообще победить преступность. При этом судимость за впервые совершенное преступление небольшой тяжести действительно способна перечеркнуть жизнь оступившегося человека, но данную проблему можно и нужно решать исключительно правоприменением, а не очередными уголовными новеллами.

На сегодняшний день в судебной практике имеется множество случаев, когда и потерпевший, и прокурор просят судью (по преступлению небольшой или средней тяжести) в связи с примирением сторон не привлекать преступника к уголовной ответственности, но судьи, игнорируя мнения сторон, все равно привлекают человека к уголовной ответственности.

ФПП

Оставьте комментарий