Подростковый суицид: проблема и решения

Россия занимает первое место в мире по числу суицидов среди подростков. Что делать? Ведущая программы Радио России «Право на защиту» Ильмира Маликова и кандидат медицинских наук, психолог Сергей Тиунов обсудили проблему и её первоисточники.

Ильмира Маликова: Здравствуйте. У микрофона Ильмира Маликова. Сегодня на научной основе мы поговорим об очень важных вещах в психологии – проблема детских подростковых депрессий, суицидов, самоубийств, к которым эти депрессии приводят или не депрессии. С февраля по май 2016 года по статистике 15 детей покончили с собой. Эта статистика на начало мая уже, к сожалению, наверно, прибавила в цифрах. На минувшей недели один из моих коллег сообщил мне, что из общежития одного из московских ВУЗов, с верхнего этажа шагнул студент первого курса. Общественное мнение так же было взбудоражено публикацией одной из газет. «О том, что самое трудное в осмыслении масштаба катастрофы, связанной с подростковыми самоубийствами – это здраво оценить – действительно ли происходит резкий всплеск самоубийств или это ощущение, подкрепленное обострённым вниманием», – так пишут журналисты «Новой газеты». Проблема эта подробно социологами не изучается. Напрасно. Тем не менее, мы решили на эту тему поговорить с профессионалом. У нас в студии Сергей Тиунов – кандидат медицинских наук, психолог, доцент кафедры экстремальной психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, руководитель психологического Центра «Академия Успешности». Здравствуйте, Сергей Викторович.

Сергей Тиунов: Здравствуйте.

Ильмира Маликова: Мы решили начать наш диалог с очень важной темы подростковых суицидов.  Вы занимаетесь экстремальной психологией, наверное, это тоже входит в сферу ваших интересов. Как вы считаете, подростковые суициды – это часть взросления подростка, который переходит к взрослой жизни или, чем не благополучней общество, среда, тем больше этот риск?

Сергей Тиунов: Суицид – тема последних десятилетий и новостей не совсем позитивных. Это не проблема отдельной личности. Эта проблема многофакторная. Здесь, в первую очередь, играет роль семья, потом общество, сама личность. В подростковом периоде мы переживаем очередной кризис. Здесь играет роль ценностная ориентация, заложенная в подростка. Все имеет значение – и как его воспитывали родители, и какое он получил образование, и воспитание в школе, и общество, и круг его общения. Всё это и приводит к решению.

Ильмира Маликова: Всё, что вы говорите абсолютно правильно. Хочу обратиться к выдержке из доклада UNICEF (Детский фонд ООН), в которой говорится, что «пятая часть всех российских подростков подвержена серьёзным депрессиям. Уровень депрессии среди подростков России достигает 20%, тогда, как в западных странах, он не превышает 5%. В России стремительно растёт число заболеваний детей и подростками психическими расстройствами и расстройствами поведения. Как отмечают специалисты, эта цифра так же превышает аналогичные показатели большинства стран Европы в 3-5 раз». Конечно, мы можем говорить о корректности этого исследования, но даже наши специалисты криминологи, правоохранители, медики, подтверждают статистику, что Россия стоит на первом месте в мире по детским суицидам .

Сергей Тиунов: К сожалению, совершенно верно.

Ильмира Маликова: И здесь, какие бы цифры мы не отвергали, вынуждены согласиться с тем, что это есть. Депрессия связана с ценностными ориентациями в семье?

Сергей Тиунов: Конечно. Ценностные ориентации формируются с самого рождения. Депрессии в 3-5 лет практически не встречаются. Ребёнок только познаёт мир, у него ещё не все психические функции сформированы. А вот, в 12-16 лет психика ребёнка уже формируется. Тот, порой, агрессивный мир, который бросает вызов современному подростку, заставляет задумываться. Подросток уже сравнивает, что хорошо, что плохо. Он смотрит, анализирует, смотрит телевидение, зарубежные фильмы, в которых навязывается яркая, красивая жизнь. Видит, что в классе кто-то ходит в супер дорогой одежде, имеет модный планшет, телефон. Здесь может произойти слом его позиций: что его в дальнейшем ждёт? Что нужно изменить? Но подростки хотят получить удовольствия здесь и сейчас. Многие стараются получить его через гедонизм – такая теория, которая навязывается через различные сайты. Подросткам говорят, что ты никому ничего не обязан, живи ради удовольствия, бери от жизни всё, что есть. Твои возможности не совпадают с теми реалиями, которые диктует жизнь. Кризис возникает, когда идёт столкновение внутреннего и внешнего фактора и вызывает у детей, порой необратимые психические расстройства. Зачем мне пахать 20-30 лет, чтобы получить какое-то удовольствие. Лучше я прекращу жизнь. Вот, из 10 самоубийц только двое действительно хотят уйти, а 8 все-таки протягивают руку, чтобы им помогли. Такова статистика. Уход в этот виртуальный мир – это проблема всего общества. Особенно взрослых, которые понимают уход в нереальность наших детей. Вместо того, чтобы снять иллюзию, что наша жизнь это только удовольствия, а нужно приложить старания и труд, чтобы добиться какого-то успеха – вот этого нашим детям не хватает.

Ильмира Маликова: Я старше – ты младше – это традиционная схема во все времена. Сейчас, мне кажется, больше новомодных заигрываний с детьми – со взрослым на равных. Но этого не может быть, хотя бы потому, что взрослый прочёл на две книги больше. Мы с дочкой подружки – это, мне кажется, большая глупость. У них могут быть доверительные отношения, уважительные. Но подружки – в школе, во дворе. Я поняла о чём вы говорите… Каждый из нас, когда ссорился с родителями, в возрасте 10 лет, думал, что уйдёт из дома, лучше замёрзнет где-нибудь в сугробе. В каждом ребёнке проявляется ген саморазрушения, отрицания происходит через смерть, через уход. Если не по мне – я лучше уйду. Правда ли это?

Сергей Тиунов: Известен факт, когда многие дети не идут в школу, они заболевают, и болезнь – это выход из ситуации – показать маме, что я не хочу каждый день ходить в школу, а ты меня заставляешь. Срабатывает защитный механизм, у кого-то начинает повышаться температура. Эти симптомы –  стресс-реакция на то, что он не хочет выполнять поручения родителей. Конечно, это не всегда. Но есть такой процент детей.

Оставьте комментарий