Поможет ли избежать жертв ужесточение наказания для несовершеннолетних

В Краснодаре на днях чуть не произошла трагедия: с балкона одного из жилых домов, предположительно подростками, была брошена бутылка с зажигательной смесью. Походившая мимо девушка чудом не пострадала, ее спасли всего несколько сантиметров. Бутылка ударилась о припаркованную под окнами машину, отлетела на асфальт и воспламенилась. Как предотвратить детские шалости, угрожающие здоровью и жизни окружающих, — в материале «Известий».

В сантиметре от увечья

В УМВД по Краснодару «Известиям» сообщили, что личности бросивших бутылку с зажигательной смесью пока не установлены. Неизвестен в том числе и возраст злоумышленников — нельзя говорить о том, что это были именно подростки. Дело не возбуждено, ведется проверка, проводится экспертиза, по итогам которой будет выяснен ущерб, нанесенный автомобилю.

В следующий раз — точнее

Детский психолог Ольга Серебровская в беседе с «Известиями» отметила: подростки должны чувствовать наказание даже в ситуации, когда никакого ущерба — ни материального, ни для здоровья, как в случае с Краснодаром, — нанесено не было.

— Я думаю, что если за этой попыткой не будет никаких следствий для этих подростков, то в следующий раз их ничто не остановит и они будут более расчетливы, — говорит она. — Обязательно должно быть некое наказание, но оно должно быть соразмерно тому риску, который содержало в себе их действие. Органы опеки и полиция с отделом по делам несовершеннолетних ни в коем случае не должны оставлять этот случай без внимания, потому что неудачная попытка не останавливает подростков, а лишь, наоборот, мотивирует к повторению подобных действий в следующий раз, но с более точным расчетом.

Адвокат Мария Ярмуш замечает: случаи такие нередки. И если в Краснодаре всё обошлось благополучно, то, например, в Батайске вечером 27 августа подростки сбросили с общего балкона многоэтажки бутылку минералки «Ессентуки» — и попали в молодую мать с коляской. Очевидцы рассказали: у женщины разбита голова, сильно текла кровь, напуганного ребенка забрал отец, а ее увезли на «скорой». В ГУ МВД по Ростовской области «Известиям» сообщили, что по инциденту пока проводится проверка, и не стали раскрывать подробности расследования, хотя очевидцы заявляли, что некие подростки сразу же были допрошены полицией.

Ярмуш вспоминает и другой случай: в начале июля в подмосковном Красногорске бутылка попала в голову четырехлетнему ребенку. Выяснилось, что пакет с мусором из окна квартиры бросил юный гость, пришедший к семилетнему ребенку. Пострадавшей девочке понадобилась немедленная операция.

— Я, честно говоря, сама боюсь идти мимо высоких зданий. Например, недавно шла из Савеловского суда, и вдруг упали куски дерева — двое подростков что-то перекладывали на крыше, стали скидывать на прохожих деревянные бруски,— рассказывает Ярмуш. — Они пролетели мимо людей. Я сразу вызвала полицию, чтобы их остановили, чтобы нашли родителей. Но полиция так и не приехала.

Отец за сына отвечает

— Это случается везде, а родители никакой ответственности не несут. Законодательство у нас плохо прописано, — считает Ярмуш. — Надо вносить изменения. Есть статья о неисполнении родителями родительских обязанностей. Я бы добавила в нее часть «неисполнение родителями родительских обязанностей, если это привело к причинению их детьми тяжкого вреда здоровью, смерти». По ней родителей нужно привлекать к уголовной ответственности. Если родители не смотрят, а ребенок — даже пусть ему пять лет — находит на балконе бутылку и выбрасывает ее, попадая человеку в голову и убивая его, то виноваты родители.

По мнению адвоката, несколько показательных дел, когда родители получили бы несколько лет колонии-поселения за преступления их детей, поставили бы всё на свое место. Ярмуш настаивает, что даже в случае отсутствия вреда должно возбуждаться уголовное дело — пусть без реального срока, но с судимостью.

— Административная ответственность у нас не очень-то работает. Она работает на дорогах, где камеры быстро всё фиксируют, — говорит Ярмуш. — А если кто-то что-то бросил, то полиция не будет расследовать административное дело.

Говоря об ответственности самих детей, она приводит в пример США, где человека в 8–9 лет могут судить за убийство, в то время как в России ответственности до 14 лет, по сути, никакой быть не может.

— Я бы понизила предельный возраст привлечения к уголовной ответственности до 12 лет, — заявила адвокат. — В этом возрасте это уже осознанные подростки, которые должны понимать, что за какое-то преступление они пойдут в детскую тюрьму с вытекающими последствиями. Это многих бы остановило.

Основная мишень

Подполковник полиции в отставке Елизавета Красильникова, которая долгое время работала в отделе по делам несовершеннолетних, подчеркивает: наказание не должно пройти мимо подростков, даже если они не нанесли никакого увечья. Это было покушение на преступление.

При этом с мнением о необходимости более жесткого реального наказания она не согласна.

— Я не большая сторонница лишения свободы для подростков. Не помню ни одного яркого примера, когда подросток, попав в места лишения свободы, исправился бы и встал на путь исправления, — рассказала Красильникова «Известиям». — Как правило, из моей практики, они ломаются на всю жизнь. У меня очень много грустных примеров, когда подросток вставал на преступный путь и погибал. Как правило, там были семейные проблемы. И когда мне говорили, что «родители приличные», я не соглашалась. Всё исходит из неблагополучия семьи.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, всего за 2019 год было осуждено 16 858 подростков. Из них 7742 человека воспитывались в семье с одним родителем, 1620 — вне семьи.

Серебровская, в свою очередь, полагает, что влиять надо в первую очередь не на родителей, а на самих подростков.

— Если это дети 11–12 лет, то здесь влияние семьи еще чрезвычайно высоко. А если 14 и старше, то большее значение имеет референтная группа сверстников. Основная мишень — подростковая среда, — считает психолог.

По ее словам, работать нужно с группой, с которой общается подросток. Друзья трудного ребенка к этой работе привлекаются на добровольной основе.

— Как правило, в группе существует лидер, очень важно с ним всю ситуацию проработать. Иначе вокруг него будет просто распространяться волна сначала правонарушений, затем и преступных деяний, — заметила Серебровская. — Для этого должны быть очень ответственными органы опеки. Они привлекают психологов, и есть даже такая методика — «открытый диалог», когда подросток имеет проблему один, но к ее обсуждению и решению привлекается его окружение, причем он сам называет, кто именно. Эта методика в подростковой психологии широко используется.

Статистика Судебного департамента показывает, что в 2019 году в группе совершили преступление более 50% осужденных подростков — 8601 человек.

Пятно на всю жизнь

Уголовная ответственность для подростков по общим правилам наступает с 16 лет, но с 14 лет их могут привлечь за тяжкие преступления: убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (в том числе в драке), изнасилование, кражу, грабеж, вымогательство, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, угон транспортного средства, хулиганство при отягчающих обстоятельствах и некоторые другие.

В колонию отправляют при особо серьезных преступлениях, но делать это стали всё реже. По данным УФСИН, сейчас в России 23 воспитательных колонии для несовершеннолетних — 13 лет назад их было 62. Число осужденных в таких местах лишения свободы за этот срок сократилось в пять раз: с 5,8 тыс. до 1155 к началу 2020 года. За первые семь месяцев 2020 года число осужденных в воспитательных колониях достигло минимума за все эти годы, впервые опустившись ниже 1 тыс.: сейчас в них содержится 991 подросток. При этом лишены свободы в 2019 году были 2755 человек.

Красильникова замечает, что ребенка в случае серьезных правонарушений также ставят на учет — и это «пятно на всю жизнь». Например, в спецслужбы с таким штампом из детства попасть уже практически невозможно.

Пробелы в воспитании

— Нужно, чтобы внимание к ситуации инициировали органы опеки, во всяком случае, именно на них основная ответственность, — говорит Серебровская. — Штраф выплачивают родители, а для подростков это не наказание, это для них нечувствительно. И тут достаточно действенны превентивные меры на неповторение ситуации.

По данным МВД, за семь месяцев 2020 года было выявлено 19 317 несовершеннолетних правонарушителей, 4929 подростков ранее уже совершали преступления.

— Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав не в полной мере выполняют свои функции. Они должны интересоваться состоянием — с профессиональной точки зрения — воспитательной работы в школах. Должны брать детей на учет, привлекать специалистов, работать с ними, — заявила Елизавета Красильникова, добавив, что считает неправильным посыл, согласно которому школы должны учить, а не воспитывать.

Отметим, что в начале лета уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова заявила, что число жалоб на работу органов опеки и попечительства выросло на 23%, и предложила президенту их реформировать.

Сергей Гурьянов, Известия

 

Оставьте комментарий