Резонансное обвинение

Бывшей сотруднице волгоградской областной прокуратуры Елене Ивановой, в прошлом году сбившей насмерть семилетнего Сашу Колокольцева, предъявлено обвинение. В СК РФ отмечают, что делом занимаются московские следователи из-за большого резонанса. Когда следствие вели их волгоградские коллеги, им понадобился год, чтобы выяснить, что Иванова не виновата.
Следователи Главного следственного управления СК РФ предъявили обвинение бывшей сотруднице прокуратуры Волгоградской области Елене Ивановой, сбившей насмерть семилетнего Сашу Колокольцева летом прошлого года.
Ей инкриминируется ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека), по которой предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. 
«Уголовное дело было возбуждено и расследовалось следственным управлением по Волгоградской области. В связи с тем, что происшествие вызвало большой общественный резонанс и по делу требовалось проведение сложных экспертиз, руководством Следственного комитета было принято решение о передаче данного уголовного дела в производство ГСУ», – отмечается в сообщении пресс-службы СК РФ.
Напомним, трагедия произошла 21 июня на улице Краснознаменская в центре Волгограда. Прокурор отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью облпрокуратуры Елена Иванова ехала за рулем автомобиля Opel Corsa.
В это время Татьяна Колокольцева вместе с четырьмя детьми переходила дорогу со стороны волгоградского цирка к городскому детскому парку. Они остановились на трамвайных путях, пропуская автотранспорт. Когда женщина ненадолго отвлеклась, Саша оказался под колесами проезжавшей мимо автомашины. Людей потрясло то, что сразу после произошедшего Иванова побежала к палатке с мороженым и начала его поглощать прямо на месте трагедии.
В прокуратуре заявили о возбуждении уголовного дела. В июле Иванова была уволена из органов прокуратуры. Однако в деле ее имя не фигурировало – дело было возбуждено не против нее, а по факту произошедшего. Иск семьи Саши о привлечении бывшей прокурорской работницы к ответственности суд не удовлетворил. По Волгограду прошли пикеты против правового нигилизма.
Весной этого года следствие по этому делу пришло к выводу, что состава преступления в действиях Ивановой не было. Дело было закрыто.
21 мая Татьяна Колокольцева обратилась к президенту с просьбой обеспечить объективное разбирательство. А спустя два дня глава СК РФ Александр Бастрыкин поручил передать материалы дела в Москву, тогда им и занялись следователи ГСУ.
Отметим, что в ст. 42 федерального закона «О прокуратуре», регламентирующей порядок привлечения прокуроров к административной и уголовной ответственности, говорится, что «любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.
«Я занимаюсь этим делом, сам обращался в следственные органы после того, как ко мне обратился дедушка мальчика, – рассказал газете ВЗГЛЯД адвокат, член Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена. – Больше всего тревожит, когда в поле зрения оказывается представитель правоохранительных органов и при этом либо отказывают в возбуждении уголовного дела, либо тянут, либо дают условные сроки. Конечно, это вызывает большое раздражение в обществе.При наличии свидетелей, соответствующих фактических данных о том, что работник прокуратуры совершил ДТП с такими трагическими последствиями, общество всегда возмущается».
«Думаю, решение о проведении дополнительного расследования, которое принял Следственный комитет и лично Бастрыкин, – это абсолютно позитивно. Мы надеемся, что расследование будет проходить объективно. Если человек невиновен, значит, нужно провести ряд следственных действий, которые позволят прийти к выводу, виновен человек или нет», – добавил он.
В прошлом году в ГИБДД ввели регламент, который позволял штрафовать прокуроров и прочих лиц с особым правовым статусом за нарушения ПДД.

«Раньше было непонятно, что делать с инспектором, который видит, что должностное лицо, пользующееся иммунитетом, управляет автомобилем в нетрезвом виде, – комментировал главный автоинспектор РФ Виктор Кирьянов. – Ни задержать, ни отстранить от управления он (инспектор) его не может. Если вдруг отважится на такой поступок, то окажется виноватым. В регламенте четко прописано, что в этой ситуации инспектор обязан отстранить такого водителя от управления».
Однако прокуроры и представители Следственного комитета (тогда еще при прокуратуре) заявили решительный протест против этих нововведений, ссылаясь на то, что регламент ГИБДД противоречит 42-й статье закона «О прокуратуре».
Сотрудник СКП из Владивостока Анатолий Кассихин даже подал жалобу в Верховный суд, однако до решения дело не дошло: в этом году МВД исключило из регламента вызвавшие конфликт положения. Сейчас инспектор, если видит нарушение, должен связаться с дежурным, а тот, соответственно, может направить рапорт в прокуратуру. Исключение сделано для случаев, если прокурор очевидно пьян, но каким образом гаишник должен принять меры к прекращению дальнейшего движения машины, не уточняется. Между тем доказать, что прокурор за рулем был пьян, можно только на основании медосвидетельствования, а чтобы его провести, водителя надо задержать, что запрещено законом.
На вопрос, не способствуют ли такие нормы чувству безнаказанности и, как следствие, нарушениям некоторых водителей в прокурорских мундирах, Анатолий Кучерена ответил корреспонденту газеты ВЗГЛЯД так: «Такие факты есть, но я знаю, что генеральный прокурор Юрий Чайка достаточно жестко разбирается, когда приходят такие материалы. В любом случае материалы-то есть, принимает решение непосредственный руководитель прокуратуры, в зависимости от того, где работает сам прокурор».
«Но это не освобождает от ответственности, когда речь идет о таких трагических последствиях», – подчеркнул он.
22 октября председатель СК РФ Александр Бастрыкин, выступая перед депутатами Госдумы, высказался за сокращение числа лиц, наделенных особым правовым статусом (как раз в те дни решался вопрос о снятии неприкосновенности с депутата Егиазаряна, подозреваемого в масштабных мошенничествах).
Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов заметил по этому поводу в интервью газете ВЗГЛЯД, что слова Бастрыкина выглядят лукавством на фоне того, как он отстаивал особый статус сотрудников своего ведомства: «Лучше бы г-н Бастрыкин выступил с предложением снять с представителей Генеральной прокуратуры особый статус на уровне административных наказаний, – сказал он. – Уже масса случаев, когда пьяные прокуроры сбивают детей и прикрываются своими прокурорскими полномочиями. Пусть он скажет: «Мы, прокуроры, стоим на страже закона, нам не нужен особый статус, связанный с административными правонарушениями». Пусть он снимет этот статус, и я первый подниму руку и скажу: «Наконец начали с себя».
Роман Крецул, "ВЗГЛЯД "