Сиротами не рождаются

Московский банк данных сирот "похудел" на целую тысячу детей. В нем числились фамилии 5,5 тысячи обделенных родителями ребятишек, теперь их осталось около 4,5 тысячи.

В столице чуть больше 1,1 процента детей, оставшихся без попечения родителей. Если учесть, что в среднем по России эта цифра составляет 2,9 процента, то для мегаполиса показатель не критичный. Но за каждым процентом и даже долей процента – судьба ребенка. И от городских властей во многом зависит, как она сложится.

"Больше 70 процентов московских сирот удалось устроить в семьи. Только за год 372 ребенка усыновили, 134 взяли в приемные и патронатные семьи, над 1557 детьми оформили опеку и попечительство", – такие данные привела Антонина Макарычева, консультант столичного департамента семейной и молодежной политики. В городе был разработан комплекс мер по преодолению социального сиротства на 2009-2011 годы. И он сыграл свою роль, по крайней мере, больше московских семей стали брать сирот на воспитание. Это отметили все специалисты, собравшиеся за "круглым столом", чтобы обсудить проблемы профилактики социального сиротства.

Беда в том, что сиротский банк постоянно пополняется новичками. С января по ноябрь этого года в Москве, по словам Макарычевой, выявлено 2614 детей-сирот. И если здоровых малышей разбирают по семьям, то на подростков, детей с серьезными заболеваниями, а также братьев и сестер, которых нельзя разлучать, претендентов практически нет. Треть оставшихся в региональном банке сирот продолжают воспитываться в казенных учреждениях.

Чем это плохо? Несмотря на то, что московские детдома и интернаты давно не бедствуют и условия здесь намного лучше, чем в большинстве неблагополучных семей, выпускники оказываются абсолютно не подготовленными к взрослой жизни. По словам директора школы-интерната N 8 Вадима Меньшова, "казенные дома растят потребителей". Домашний ребенок видит: родители работают, занимаются по хозяйству, планируют траты. А в детдоме воспитанникам все "падает сверху". Окончил колледж – дали квартиру. По крайней мере, в Москве так. И уже ждут на бирже труда, где безработным сиротам в первое время положено пособие в 33 тысячи рублей. Многие и не трудоустраиваются. А контролировать их некому. Поэтому в Москве пришлось вводить постинтернатный патронат: своего рода шефство над бывшими детдомовцами аж до 23 лет.

Учреждений, которые занимаются сиротами, в Москве хватает. За два года их число выросло на треть – с 21 до 30. Есть центры социальной помощи семье и детям. Есть службы психологической помощи. Организовано сопровождение замещающих семей. Открыты школы приемных родителей, кризисные центры для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. При детдоме N 19 работает отделение "Маленькая мама", где временный приют могут найти несовершеннолетние беременные, в том числе выпускницы детдомов. Казалось бы, практически везде, где можно упасть, подстелена соломка. Но посмотрим на статистику.

Среди московских сирот только 6,5 процента не имеют ни мам, ни пап, а остальных бросили родители. Это так называемые социальные сироты. Очевидно, что корень зла – в неблагополучных семьях, где и пьют, и бьют. Именно с ними надо вести профилактику. Но что делается, чтобы сохранить для ребенка родную семью? Да, всевозможные центры и службы предлагают свои услуги, но только тем, кто к ним обращается за помощью. А можно ли представить, что папа с похмелья отправится к психологу консультироваться по вопросам воспитания?

Неблагополучные семьи остаются вне поля зрения городских служб. Да и не очень-то они пускают к себе домой. Дети растут, предоставленные сами себе. Что ребенку в семье плохо – выявляется, к сожалению, с опозданием. Половина детей, остающихся без попечения родителей, – подросткового возраста. Их уже трудно определить в новую семью. Но и в родную зачастую возврата нет. Лишенные прав родители, которых присутствие детей хоть как-то сдерживало, часто пускаются во все тяжкие. Из 1950 москвичей, которых суд лишил родительских прав (а это около 2,5 тысячи сирот), восстановились в правах только 40 семей.

Расчет на то, что в следующем году в Москве начнет работать городская служба сопровождения и восстановления семьи. Она, как сказала на "круглом столе" заведующая лабораторией Московского психолого-педагогического университета Вероника Ослон, будет заниматься и неблагополучными семьями, которые рискуют лишиться родительских прав или, наоборот, желают их восстановить, и замещающими семьями. В го
роде тем временем приступают к разработке очередного комплекса мер по профилактике и предупреждению социального сиротства уже на 2012-2015 годы.

Ольга Нестерова, "Российская газета" – Центральный выпуск №5363 (284) от 16 декабря 2010 г.