Социальные сети – опасность или благо?

Ведущая программы Радио России Ильмира Маликова и  кандидат психологических наук Арег Мкртычян в программе «Право на защиту» продолжают диалог о пользе и опасностях социальных сетей.

Ильмира Маликова: Здравствуйте. У микрофона Ильмира Маликова. Мы неоднократно встречались с кандидатом психологических наук, ведущим научным сотрудником Центра психологии и образования Арегом Мкртычяном. Говорили об агрессии, о теории современного терроризма. Один разговор остался незаконченным – о социальных сетях, как источнике опасностей, социализации современного человека и, в частности, современного подростка. Нельзя красить социальные сети одной краской, как абсолютной опасности, так и абсолютного добра. Социальные сети помогают людям с ограниченными возможностями, помогают найти себе общение, работу, образование. В соцсети можно найти группу по интересам и, в качестве волонтёров принимать участие в каких-то благих делах. Другие говорят, что погружение в социальные сети обедняет эмоционально человека. Для подростка это большая опасность, потому что, не умея распределять информацию, которой он хочет поделиться, он может стать жертвой преследования или вовлечения в криминальные истории. Здравствуйте, Арег.

Арег Мкртычян: Добрый вечер.

Ильмира Маликова: Я слышала ваш доклад на одной из конференций, которая была посвящена опасностям подросткового возраста, о том, что по большому счёту, соцсети  – это создание иной реальности. Аутентичной, настоящей реальности. Но у неё свои механизмы поведения, свои законы. Это «зазеркалье», в которое человек перемещается мгновенно. Это близкая нам реальность? Так ли это?

Арег Мкртычян: Да. Это так. Она параллельная, но не изолированная. Этот переход – скачок из одной реальности в другую действительно очень быстрый. Через один клик. Эта реальность, в какой-то степени, зеркальное отражение того, что происходит в нашем современном обществе.

Ильмира Маликова: Там есть свои механизмы поведения, свои нормы поведения. Можно ли говорить о каком-то праве там, социологии…?

Арег Мкртычян: Там даже религия есть своя. Это реально существующее, зарегистрированное религиозное течение, которое не выходит за пределы социальных сетей.  Что уж говорить о системе психологических нормативов, моральных. Он тоже присутствуют. Мы мало знаем социальные сети, несмотря на то, что эта тема очень актуальна. Теперь эта актуальность осталась позади. Теперь это уже необходимость. Но это не дремучий лес – это система, где есть определённые законы. Вопрос в том, что мы их не очень хорошо знаем, потому что они стихийны. Есть группы, которые сами определяют – можно вас туда пускать или нельзя.

Ильмира Маликова: Это то же самое, что и в реальной действительности: сословия, закрытые клубы. Нас и в реальности-то не везде пускают. Это всё переносится туда. Отношения с социальными сетями – от них надо защищаться или лучший способ защиты – это нападение?

Арег Мкртычян: Их надо изучать. Не защищаться, и не нападать.

Ильмира Маликова: Но трансформируется язык, он становится более «плоским»…

Арег Мкртычян: Мы фиксируем некие негативные явления. Но мы не можем их побороть, если не знаем, как они формируются. Поэтому с «шашкой наголо» рубить всех, кто в соцсетях коверкает «великий и могучий» то же не совсем верно. Не защищаться, не нападать. Идти параллельным курсом и наблюдать, брать курс на сближение, изучать изнутри. Глобальных исследований относительно соцсетей, особенно в нашей стране, их практически нет. Есть неплохие, качественные исследования, которые создают «лоскутное» одеяло. Вроде бы и есть, но каждый о своём. Мы в нашем Институте сейчас планируем такое исследование провести, уже создан инструментарий для этой работы. Сейчас мы набираем респондентов. Счёт идёт на тысячи подростков, с совершенно разных регионов России. Мы будем исследовать не то, что плохо в социальных сетях или какие-то отдельные виды зависимости, а то, что в психологии принято называть нормой. Нам бы сначала понять, кто сидит в соцсетях, с какой мотивацией, как она меняется в зависимости от возраста. Как у пользователя соцсетей меняется сам образ этих сетей. Такого рода масштабных исследований, на самом, деле нет.

Ильмира Маликова: Их нет у нас? Они есть на западе?

Арег Мкртычян: Там они то же есть. Сейчас мы говорим о том, насколько широка компьютерная зависимость, насколько разно культурная, разно уровневая социальная сеть, как явление. А всё, очень часто, сводится к неким девиациям, к отклонениям, которые там возможны. Большинство исследований на эту тему, понятно, что это первое, что бросается в глаза. Плохое видится сразу.

Ильмира Маликова: Получается, все исследования фрагментарные, типа: «Социальные сети и наркомания», «Социальные сети и терроризм». Никто не рассматривает социальные сети в комплексе.

Арег Мкртычян:  Да, мы забываем, что любое отклонение – это всегда отклонение от чего-то. Поэтому, чтобы понимать, что из себя представляет это отклонение, нам необходимо понимать норму. А соцсети, в отличие от реального общества – быстро меняющаяся реальность. Мы не успеваем, хватаем отдельные отклонения и пытаемся с ними бороться. Часто делаем это формальными методами, атрибутами, чтобы определить эту зависимость. Говорят, что человек, который сидит больше n-нного количества часов в Интернете – он зависим. Но, если посмотрим по-другому. Сколько сейчас в социальные сети уходит профессионалов, которые сидят там больше, чем любой зависимый человек. Но они активны, социально активны, продуктивны. Скатываясь на формальные оценки, мы часто в носителя отклоняющегося поведения записываем людей только лишь потому, что не уходим в содержательную оценку. Это тоже необходимо исследовать.

Ильмира Маликова:   Арег Мкртычян – кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Центра психологии и образования сегодня гость нашей программы. А, если бы не было социальных сетей, не было Интернета? Были ли бы эти люди зависимы от чего-либо?

Арег Мкртычян:  Есть очевидные, чёткие критерии зависимости. Если вы сидите в Интернете 20 часов, допустим, но за следующие 4 часа выдаёте некий продукт, т.е. вы продуктивны, это уже говорит о том, что вы независимы.

Ильмира Маликова: Так вот, 20 лет назад не было Интернета. Были бы эти люди зависимыми – алкоголиками, наркоманами, странными людьми?

Арег Мкртычян:  Если мы говорим о зависимости клинически зафиксированной в медицинской форме, то да – может быть. Это люди с психическими расстройствами. Но в зависимое состояние приходят и люди, находящиеся в пределах нормы. Оно может прийти позже. Существуют особенности психические, психологические, которые делают человека более подверженным различного рода зависимостям.

 

Оставьте комментарий