Судей обязали строже наказывать преступников за шрамы на лице жертв

Третий кассационный суд общей юрисдикции в ходе рассмотрения конкретного дела сделал принципиальное разъяснение: шрам на лице потерпевшего, оставшийся на всю жизнь, необходимо считать тяжким вредом здоровью. Это значит, что наказание преступнику должно быть строже.

Данное дело можно считать предостережением для каждого хулигана и дебошира, коих у нас, увы, хватает. Житель Северной столицы, не сумевший достойно выйти из скандала на парковке, в итоге сел в тюрьму на пять лет.

“Конфликт произошел в декабре 2018 года на автомобильной парковке у музыкальной школы по улице Бухарестской в Санкт-Петербурге, – рассказывают в Третьем кассационном суде общей юрисдикции. – В ответ на сделанные потерпевшим замечания о противоправном поведении осужденный умышленно несколько раз руками толкнул жертву в грудь, а затем нанес ему удар ножом по лицу, неизгладимо обезобразив его”.

Судом действия осужденного были квалифицированы как “умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, с применением предмета, используемого в качестве оружия”. Однако, как все уличные хамы-драчуны, гражданин начал изображать из себя жертву судебной ошибки. Мол, во всем виноват “обвинительный уклон”, и его посадили “ни за что”.

В самом деле, рассуждал негодяй и его защитники, за что тут наказывать? Он всего лишь порезал человека, посмевшего сделать замечание. И разве не жестоко (по отношению к осужденному) расценивать шрам на лице как нанесение тяжких телесных повреждений?

В кассационной жалобе защита попросила “снизить” юридический вес шрама с тяжкого на легкий вред здоровью. Логика изящная: шрам зарастает быстро, в больницу с ним не кладут, кровь покапала и перестала.

А то, что шрам теперь на всю жизнь, так дебошира это не волнует: не сидеть же ему из-за такого пустяка.

Однако кассационный суд с такой логикой не согласился. У людей с ножами нет никаких привилегий ни на парковках, ни в зале суда. Пора бы это запомнить тем, у кого вскипает кровь от справедливых замечаний. Третий кассационный суд оставил приговор в силе. Пять лет колонии общего режима гражданин получил заслуженно.

Кстати, еще одна любимая отговорка дебоширов: мол, жертва сама “напросилась”, сделав замечание. По закону, аморальное поведение потерпевшего может служит поводом для смягчения наказания преступнику.

Потому подсудимые часто изображают из себя жертв, дескать, потерпевший своим замечанием в ответ на мое хамство ранил мою нежную душу. Такие доводы суды тоже должны отметать.

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции в свое время в ходе рассмотрения одного из дел указал: замечание преступнику не может расцениваться как противоправное или аморальное поведение. Никакого смягчения в наказании и тут быть не должно.

Владислав Куликов, Российская газета

 

Оставьте комментарий