Телефон недоверия

В МВД предлагают ужесточить наказания за ложные сообщения о терактах – приравнять их к тяжким преступлениям. "Телефонные террористы", которые из мести или шалости сообщают о якобы заложенной где-то бомбе, становятся все более опасными для окружающих.

Речь идет уже не только о потерянном времени, экономических убытках, но и человеческих жизнях. Например, звонок о заминированной больнице может сорвать срочную операцию. Ведь для "проверки слуха" придется эвакуировать из здания больных и медперсонал. А перекрытая ради поиска несуществующей бомбы трасса задержит на часы "cкорую помощь", пожарную машину или наряд милиции. В результате кто-то может умереть, не дождавшись спасительного укола, кто-то сгореть, кого-то не защитят от бандитов. Поэтому аналитики МВД в беседе с корреспондентом "Российской газеты" высказывались за необходимость применения более жестких мер к таким "шутникам". По их мнению, даже если после такого звонка не было человеческих жертв, подобное преступление все равно должно квалифицироваться как тяжкое. Хотя бы потому, что сумма нанесенного ущерба, как правило, превышает сотни тысяч рублей. Почему, скажем, за крупную кражу или аферу можно сесть на десять лет с конфискацией, а за остановку на полдня вокзала или аэропорта дают максимум три года?

Например, две недели назад в Москве эвакуировали Центр международной торговли на Красной Пресне. Это гигантский даже по западным меркам многопрофильный бизнес-комплекс общей площадью 270 000 квадратных метров. Он объединяет шесть зданий, два из которых – гостиницы. Работают и живут здесь десятки тысяч человек. Неизвестный мужчина позвонил в милицию и сообщил, что в подъезде N 1 заложена бомба. В ЦМТ выехали саперы, кинологи с собаками, было выставлено милицейское оцепление. Разумеется, вся деятельность комплекса была приостановлена, а люди выведены в безопасное место. Убытки комплекс понес колоссальные. Тревога оказалась ложной. Возможно, этот звонок – эпизод конкурентной войны.

Однажды автор этих строк наблюдал эвакуацию из-за ложного сообщения о минировании Павелецкого вокзала в Москве. Ужаснула даже не сумма, в которую обошлась эта "шутка" – сотни миллионов рублей, – людские драмы. Кто-то кого-то не встретил, кто-то не смог вовремя уехать и провел лишние сутки на вокзальной скамейке. Сорвались жизненно важные встречи, цепь опозданий произошла у транзитных пассажиров. Терялись дети, с десяток человек увезла "cкорая помощь" – пожилым людям стало плохо с серд цем. Какими деньгами все это можно измерить?

В нынешнем году только в Москве по звонкам о ложном минировании возбуждено 182 уголовных и административных дела, 24 из которых направлены в суд. Начальник управления информации и общественных связей полковник милиции Виктор Бирюков сообщил, что в большинстве случаев "телефонными террористами" оказываются несовершеннолетние, родителям которых за такие шалости приходится платить внушительные штрафы.

Чаще всего таких "звонарей" вычисляют по телефонным номерам или устанавливают их координаты – в буквальном смысле – по мобильному телефону (есть такая технология).

Но в хранилищах экспертно-криминалистических центров созданы и фонотеки, где хранятся образцы голосов сотен тысяч людей. В первую очередь тех, кто уже пытался сообщить о ложном минировании. Разумеется, есть аудиозаписи уже осужденных преступников, подследственных, подозреваемых. Сегодня все обитатели "мест, не столь отдаленных" сдают на вечное хранение не только отпечатки пальцев, но и образцы ДНК, запаха и звуки голоса. Не каждый знает , голос невозможно подделать или изменить. То, что не различит обычный человек, обязательно распознает компьютер. Так что, если кто-то повторно надумает "взорвать" самолет, вокзал, торговый центр или школу, обязательно будет опознан. Даже если заговорит якобы женским голосом или густым басом.

Голоса хранятся в каждой экспертно-криминалистической лаборатории. Достаточно сличить запись голоса из досье с тем, который сообщает о возможном теракте, чтобы безошибочно определить, не один ли и тот же это человек. И если окажется, что он уже "шутил" таким образом, то милиция поедет не разминировать здание, а задерживать любителя экстремальных развлечений.

Михаил Фалалеев, "Российская газета " – Федеральный выпуск №5279 (200) от 7 сентября 2010 г.