Тимур Чекуев: «Закон о самообороне нуждается в доработке и обсуждении»

В Государственную Думу РФ внесен законопроект о самообороне. Он уже стал предметом, как общественных, так и профессиональных юридических дискуссий. Юрист правозащитного движения «Сопротивление» Тимур Чекуев рассмотрел понятие самооборона в правовом поле и попытался проанализировать предлагаемые нововведения.     

В соответствии со статьей 45 Конституции РФ государством гарантируется защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Также в указанной статье сказано, что гражданин нашей страны  вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Следовательно, Конституция РФ предоставляет право гражданину самому себя защищать, способами, не запрещенными законом. В соответствии со статьей 37 УК РФ (Необходимая оборона) закреплено право гражданина РФ на необходимую оборону, от общественно опасных посягательств. Данное право является природным правом каждого гражданина нашей страны.

Указанная статья предоставляет право гражданину защищать себя, своих близких от общественно опасных посягательств, любыми средствами с причинением нападающему вреда здоровью, вплоть до лишения его жизни, если посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.  При этом, в соответствии с указанной статьей, правомерные действия обороняющегося не будут являться преступлением, так как действия гражданина совершаются с целью защиты своих законных интересов и являются с точки зрения государства общественно полезными.

Основным критерием посягательства  является его реальность, то есть посягательства или уже были причинены или начались, но еще не закончились или обороняющийся осознает для себя реально непосредственную угрозу причинения вреда.

В связи с указанной статьей Верховный суд РФ дал следующие разъяснения. Так Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19 определил, что общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности: причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.). А непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Также Верховный Суд разъясняет судам, что состояние необходимой обороны может иметь место в том числе, в случаях, когда:

– защита последовала непосредственно за актом, хотя и оконченного посягательства, но, исходя из обстоятельств для оборонявшегося лица, не был ясен момент его окончания, и лицо ошибочно полагало, что посягательство продолжается;

– общественно опасное посягательство не прекращалось, а с очевидностью для оборонявшегося лица лишь приостанавливалось посягавшим лицом с целью создания наиболее благоприятной обстановки для продолжения посягательства или по иным причинам.

Главным критерием законности применения  необходимой обороны является, то, что при защите своих законных интересов обороняющийся, не превысил пределов необходимой обороны.

По этому поводу Верховный Суд РФ также дает свое пояснение. Уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в части 2 статьи 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Однако даже с наличием разъяснения Верховного Суда РФ о необходимой обороне,  применение данной статьи не всегда бывает справедливым. В судебной практике зачастую действия обороняющегося в случае применения необходимой обороны, признаются судами как превышение пределов необходимой обороны, оцениваются субъективно, даже в тех случаях,  когда оборонявшийся является жертвой.

Наглядное тому подтверждение является решение Верховного суда РФ, который оправдал гражданина, нанесшего более 50 ножевых ударов двум обидчикам, от которых они скончались на месте.

Согласно материалам дела, мужчина вместе с двумя приятелями употреблял спиртное в арендуемой одним из них квартире. Возник конфликт, который перерос в драку. Знакомые начали избивать гостя. Один из них бил его кулаками по голове и телу, а другой схватил нож. Жертве удалось перехватить нож и начать отбиваться. В результате, он нанес одному из нападавших не менее 23 ударов, а второму не менее 29. Оба скончались на месте. После этого в квартире произошло возгорание – обгорели тела, половики и мебель. В августе прошлого года Алтайский краевой суд признал мужчину виновным по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) с назначением года и трех месяцев колонии-поселения. По совокупности преступлений мужчине был назначен год и четыре месяца колонии-поселения. Верховный суд РФ, указал, что вывод суда первой инстанции о том, что переход ножа от нападавших к обороняющемуся может свидетельствовать об окончании посягательства и отсутствию угрозы для последнего, не верен и противоречит установленному судом способу и интенсивности нападения. А поскольку имело место посягательство, предусмотренное частью первой, а не второй статьи 37 УК РФ, обороняющийся, причиняя вред нападавшим, не вышел за пределы необходимой обороны, заключил ВС РФ. Источник.

В связи с трудностями применения указанной нормы, в том числе и судами, в Государственную Думу РФ внесен законопроект « О самообороне в Российской Федерации».

В указанном проекте имеются новшества,  которые мы постараемся отразить. Так дается определение самообороны, общественно опасного посягательства и средств самообороны.

Самооборона определяется, как – действия обороняющегося лица, совершаемые  при защите жизни, здоровья и собственности обороняющегося лица, другого лица, а также охраняемых законов интересов общества и государства в случае общественного опасного посягательства, при котором допускается причинение вреда здоровью посягающему лицу, в пределах, установленных настоящим федеральным законом.

Общественно опасное посягательство – покушение на преступление против жизни, здоровья или собственности обороняющегося лица.

Средства самообороны – гражданское оружие и предметы, которые по своим физическим характеристикам могут быть использованы для самообороны.

Общественное место – место или территория доступные для посещения неограниченного круга лиц  с целью реализации своих конституционных прав за исключением мест и территорий, находящихся в частной собственности, для посещения которых требуется получение письменного или устного согласия собственника.

В указанном законе имеется исчерпывающей перечень статей предусмотренных особенной частью УК РФ (105 – убийство, 111- умышленное причинение вреда здоровью, 112 умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, 115 –умышленное причинение легкого вреда здоровью, 116 – побои, 117 – истязание, угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, 120- принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, 126 – похищение человека, 131 – изнасилование, 132 – насильственные действия сексуального характера, 133 – понуждение к действиям сексуального характера, 139 –нарушение неприкосновенности жилища, 158- кража, 161 – грабеж, 162 – разбой, 163-вымогательтсво, 166 – незаконное завладение автомобилей или иным транспортным средством без цели хищения, 167 – умышленное уничтожение или повреждение имущества, 205 – террористический акт, 206 – захват заложника; 211- угон воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвесного состава, 213-хулиганство, 227 –пиратство) при котором возникает право на самооборону.

Считаю, что закрепление на законодательном уровне исчерпывающего списка статей, при которых возникает право на самооборону, ошибочно. Невозможно предусмотреть все случаи в жизни, когда гражданин может воспользоваться своим правом на защиту.

Следующий аспект.     В пункте 2 ст. 3 указанного проекта федерального закона говорится: «в случае если общественное опасное посягательство совершается с применением оружия предел необходимой обороны не ограничивается».

В соответствии с Федеральным законом об оружие в ст. 1 под оружием подразумеваются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. Оружие бывает огнестрельным, холодным, метательным, пневматическим, газовым. Если на человека нападают битой, которая, на мой взгляд, по ряду аспектов опаснее холодного оружия, то обороняющийся ограничен в пределах необходимой обороны?

Также в законопроекте в п. 4 ст. 3 указывается, что возникновение права на самооборону обороняющееся лицо может причинить посягающему лицу вред здоровью в следующих пределах необходимой обороны:

– причинение смерти в случае возникновения права на самооборону при наличии в общественно опасном посягательстве признаков покушения на преступление предусмотренного статьями 105, 111, 120, 131, 132, 162, 205, 206, 227 УК РФ;

– причинение тяжкого вреда здоровью в случае возникновения права на самооборону при наличии в общественно опасном посягательстве признаков покушения на преступление предусмотренного статьями 112, 119, 126, 133, 211УК РФ;

– причинение вреда здоровью средней тяжести в случае возникновения права на самооборону при наличии в общественно опасном посягательстве признаков покушения на преступление предусмотренного статьями 115, 117, 158, 161, 166, 167, 213 УКРФ;

– причинение легкого вреда здоровью в случае возникновения права на самооборону при наличии в общественно опасном посягательстве признаков покушения на преступление предусмотренного статьями116, 163 УК РФ.

Следовательно, исходя из вышеперечисленного, обороняющийся должен для себя заранее определить в каких пределах он может причинить вред здоровью, посягающему лицу.

Считаю, что в момент общественно опасного посягательства, оценить объективно ситуацию и соответствовать пределам необходимой самообороны указаной выше, практически невозможно.

Автором проекта в п. 4 ст. 3 не указана статья 139 УК РФ  «нарушение неприкосновенности жилища».  Определить критерии действий обороняющегося лица в связи совершенным преступлением предусмотренного ст. 139 УК РФ не представляется возможным.

Также считаю, что между п. 2 и п. 4  ст. 3 указанного проекта федерального  закона есть противоречие, так как причинение вреда здоровью тяжкого, среднего, легкого возможно, в том числе, и с применением оружия указанного в п.2 ст. 3.

Стоит отметить, что указанный проект федерального  закона и действующий УК РФ, не признает за обороняющимся «права опережающего действия», которое имеет место в законодательстве некоторых зарубежных государств. Какие меры самообороны  должен предпринять  гражданин,  если к нему в частный дом вламываются неизвестные лица?

Считаю что указанный проект федерального закона «О самообороне в РФ » нуждается в доработке и в публичном обсуждении.

Сопротивление

 

 

Оставьте комментарий