“Ты как челобитную подаёшь!?”

Юрист МПОО «Сопротивление», заместитель председателя ОНК Москвы Максим Пешков проанализировал проект постановления Пленума Верховного суда РФ, запрещающий жаловаться на следователей до рассмотрения дела по существу.

Постановлением  Пленум Верховного суда РФ № 23 от 24.05.2016 были внесены изменения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ 1 от 10.02.2009 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 23.12.2010 №31, от 09.02.2012 №3 и от 28.01.2014 №2 ), разъясняющее способы обжалования действий и бездействия следователя в порядке статьи 125 УПК РФ.

Главной новеллой всех изменений стало, то, что, конечно же, не может устроить целый ряд участников уголовного процесса, в первую очередь, потерпевших и обвиняемых.

Верховный суд РФ разъяснил, что на досудебной стадии производства по уголовному делу, обжалованию в судебном порядке не подлежат действия (бездействия) и решения проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу. О чём идет речь?

Например, это отказ следователя или дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию доказательств. Потерпевший приходит к следователю и пишет ходатайство с просьбой допросить свидетеля Иванова. Следователь ему отказывает. Сегодня потерпевший может пожаловаться в суд на этот отказ. Судья по закону должен будет проверить его законность и обоснованность. Верховный суд РФ предлагает сделать это исключительной компетенцией следователя – допрашивать свидетеля или не допрашивать. А пока идёт расследование в суд на действия следователя жаловаться нельзя.

Ещё ситуация. Я вижу, что следователь заинтересован в исходе дела, у меня на руках факты, может быть, доказательства. Я заявляю руководителю ведомства ходатайство от отводе следователя. Он его не удовлетворяет, пишет, что всё нормально. Я, согласно внесенным изменениям в вышеуказанное постановление  Пленума Верховного суда РФ, не буду иметь права незамедлительно его обжаловать в судебном порядке. И, если я прав, то всё это время следствие будет вести человек, заинтересованный в результатах данного дела.

То же самое касается экспертизы. Потерпевший подаёт ходатайство о проведении экспертизы. Следователь отказывает. Сделать что-то с этим, обжаловать это теперь просто невозможно.

Таким образом, любые жалобы, поданные в суд в порядке ст. 125 УПК РФ на отказ следователя (дознавателя)  в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств, будут возвращаться заявителям  без рассмотрения по существу.

Очевидно, что для потерпевших и обвиняемых предлагаемые нормы будут носить крайне негативный характер и, несомненно, в целом, скажутся на качестве правосудия. Формулировка: «… проверка законности и обоснованности которых, относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу» предполагает, что обоснованность отказа следователя будет рассмотрена потом в судебном заседании по существу уголовного дела. Однако мы все прекрасно знаем, что, если обвиняемого в деле нет, то это дело по существу не будет рассмотрено. Кто будет рассматривать незаконные и необоснованные отказы следователя, если дело так и не дошло до суда? При таком расследовании, при отказе следователя допрашивать свидетелей, при отсутствии контроля за его отказами, действиями и бездействием, тысячи уголовных дел никогда не дойдут до суда. Потерпевшие ставятся в тупик. Обвиняемые, кстати, ходатайствующие о проведении следственных действий, допросе свидетелей, проведении экспертиз, окажутся в таком же положении. Даже, если дело идёт дальше в суд, то суд, на самом деле, не проверяет законность вызова или отказа в вызове свидетелей. Суд может отказать в допросе свидетеля, исходя исключительно из того, что тот не был допрошен на предварительном следствии.

Ещё пример. Потерпевший в ходе предварительного следствия настаивает, что преступление было совершено в составе группы лиц, а к ответственности привлекается один человек. Потерпевший просит допросить второго, а следователь ему говорит: «Нет! Не будем допрашивать». Сейчас это решение можно обжаловать и следователь должен будет обосновать своё решение. Но предлагаемые изменения снимают с него эту обязанность. В итоге начнётся суд. По закону (ч. 1 ст. 252 УПК РФ) судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Конечно, и теоретически, и фактически суд может и допросить свидетеля, и назначить экспертизу, но, как показывает судебная практика, недопрошенный на следствии свидетель, не назначенная следователем экспертиза, никогда в суде не будут назначены. Суд не будет делать чужую работу.Даже, если в суде будет установлено, что свидетеля не допросили незаконно и его допросят, он пояснит какие-то факты, то суд не может по мотивам неполноты уже проведенного расследования, вернуть дело. Нет такого основания, как неполнота проведённого расследования или необоснованный отказ потерпевшему в удовлетворении ходатайства. Это уже будет нарушать права обвиняемого. У следствия был срок на сбор и оценку доказательств. Оно что-то собрало и направило в суд. Если что-то сделано не полно в этот срок, то это исключительно ваша проблема. Суд должен вынести приговор на основании имеющихся в деле доказательств. Крайним оказывается потерпевший.

Зачем в такой ситуации потерпевшему, вообще, идти в суд? Чтобы над его правами откровенно смеялись, открыто пренебрегали ими?

Что и для кого улучшают подобные изменения? Верховный суд РФ, внося данные новеллы, по моему мнению, немного лукавит. Их смысл заключается лишь в том, чтобы разгрузить российские суды, в которые подаётся огромное количество жалоб на действия или бездействие следствия. При этом, практически ни одна жалоба не рассматриваются в предусмотренный законов срок 5 суток. Правозащитное движение «Сопротивление» оказывает помощь потерпевшему, жалоба которого, поданная в порядке статьи 125 УПК РФ, без движения лежит в суде с января 2016 года. Уже полгода следователь не может предоставить материалы в суд. А суд уже почти 10 раз переносил дело каждый раз на 2 недели.

Конечно, в российские суды поступает огромное количество необоснованных жалоб. Но это оценочное суждение. Обоснована она или нет, необходимо рассматривать здесь и сейчас. А не потом, когда предварительное следствие уже завершено, а обвиняемый, прокурор, потерпевший, адвокаты уже сидят в зале суда и, действительно, готовы к рассмотрению дела по существу. Статья 125 УПК РФ, в том виде, в котором она сформулирована сейчас, обеспечивает выполнение конституционно значимого принципа на возможность судебного обжалования нарушенных прав в рамках уголовного следствия. Пусть большинство жалоб на следствие не удовлетворяется, но значительный процент удовлетворённых жалоб говорит о том, что эту норму законодатель ввёл не случайно. Действующие сегодня нормы работают, дисциплинируют следствие, защищают порой от откровенных грубейших нарушений. Следователь знает, что ему надо будет обосновать своё решение, при этом не потом, а может быть, и никогда, а в установленные законом сроки.

Правозащитное движение «Сопротивление» крайне негативно оценивает внесенные изменения постановлением Пленума Верховного суда РФ№ № 23 от 24.05.2016  и будет настаивать на внесении изменений в части невозможности обжалования действий или бездействия следователя. Мы так же считаем необходимым, чтобы Верховный суд РФ более жёстко контролировал сроки рассмотрения жалоб, поданных в порядке статьи 125 УПК РФ.

 

1 комментарий к ““Ты как челобитную подаёшь!?””

Оставьте комментарий