«У тебя хорошо получается!»: как у безработных калининградцев выманивали миллионы

С 2018 по 2020 годы в Калининградской области работали фирмы, массово зазывавшие горожан на работу по составлению финансовых отчетов. Для многих визиты к ним закончились потерей миллионов рублей, личным банкротством и глубоким психологическим кризисом. Полиция не спешит возбуждать уголовные дела по заявлениям потерпевших, и эксперты видят в этом объективные причины. «Новый Калининград» рассказывает, как был устроен этот бизнес и почему люди набирали кредиты, чтобы отдать их неизвестным.

12 июля 2020 года 49-летний Александр Васильев* сидел в офисе компании «Флагман» в многоэтажном административно-жилом здании со стеклянным фасадом на улице 1812 года. Несколькими месяцами ранее он потерял работу в отеле из-за введенного властями локдауна и крайне нуждался в деньгах. Потом ему неожиданно повезло: раздался звонок из «Центра финансового развития», девушка приятным голосом сообщила, что ее руководство изучило анкету Васильева на сайте по поиску работы и предлагает вакансию по составлению отчетов для инвесторов. За один отчет, на который должно было уходить 15-20 минут, готовы платить по 300 рублей. Получалось, что в день можно легко зарабатывать три тысячи. Васильев, будучи скептиком по натуре, несколько сомневался, но в конце концов решил попробовать и пришел на собеседование во «Флагман». Время от времени сотрудники фирмы в «торговом зале» били в небольшой настольный гонг и выкрикивали: «Иван заработал 500 долларов» или «Прибыль Федора от сделки составила 1500 долларов!». Зал тут же взрывался аплодисментами, и они вселяли в Васильева уверенность, что он находится в том самом месте, где делаются большие и довольно легкие деньги. Через несколько недель мужчина будет доведен до крайней степени отчаяния и задумается о самоубийстве.

Компания «Флагман» была своего рода реинкарнацией фирмы «Балтик Стрим», зазывавшей безработных на «составление отчетов» в «Морской бизнес-центр» на Театральной, а потом, вероятно, переродившейся в контору «Глобал Инк», приглашавшую на собеседования в офисный центр «Янтарного сказа». Сотрудники этих фирм мигрировали из одной в другую, как только над старым юрлицом начинали сгущаться тучи. «Балтик Стрим» зарегистрировался в Калининграде в сентябре 2018 года, а летом 2021 года в офис «Глобал инка» ворвались сотрудники ФСБ при поддержке СОБРа. Арендаторы бежали, оставив свою мебель, рассказал «Новому Калининграду» собеседник в администрации офисного центра.

Основной задачей сотрудников этих компаний было не найти работника, а склонить безработных принести деньги под предлогом торговли на фондовом рынке, рассказывает девушка, которая стажировалась в одной из вышеуказанных фирм. Менеджер, убедивший человека принести миллион, получал 70 тысяч, отмечает она. Как показывает судебная практика, организаторы этого бизнеса заметно преуспели в своем деле. Калининградский адвокат Екатерина Кулишевич говорит, что только к ней и ее коллеге обратились одиннадцать пострадавших. Выручка «Балтик Стрима» и «Флагмана» за 2018-2020 годы свидетельствует, что после знакомства с сотрудниками этих компаний денег могли лишиться сотни калининградцев.

Открыть клиента

«Я сам работаю в услугах, знаю приемы, как заставить человека ощутить чувство собственного достоинства, но всегда думал, что контролирую ситуацию», — вспоминает Васильев. Работавшему с ним менеджеру, считает пострадавший, удалось филигранно подтолкнуть его к решению набрать кредитов и перевести деньги. «Это своего рода состояние трансовости, когда ты недоумеваешь от огромного количества информации и тебе в голову можно напихать всего, чего угодно. Так цыгане делают. Человек напрягается и открывается», — рассуждает пострадавший. Путь «клиентов» компаний типа «Балтик Стрим» или «Флагман» начинался с приглашения на работу по заполнению отчетов. Это таблица на одну страницу, где указано, какую валюту или товар и по какой цене купил или продал некий «инвестор». Такой отчет легко сгенерировать автоматически, но его простота и желание кого-то платить за составление несложной бумаги подкупали пострадавших. Отчет был наживкой, которую «клиент» должен был заглотить, чтобы позволить компании продержать его в офисе до тех пор, пока менеджеры вотрутся в доверие. За регулярный поток «пострадавших» отвечал колл-центр, где работали около десяти девушек, звонившие по телефонам из анкет, опубликованных на сайте по поиску работы, рассказывает один из бывших менеджеров «Балтик Стрима». Основным критерием отбора соискателей был возраст: примерно от 40 до 60 лет. К таким годам у людей обычно появляются личные накопления, и им легче дают кредиты. Двадцатилетним и старикам старались не звонить, вспоминает собеседник «Нового Калининграда». Первый визит человека в офис оказывался коротким и туманным. Девушка на рецепции, которая якобы проводила первый этап собеседования, должна была так рассказать о работе, чтобы соискатель толком ничего не понял и пришел еще раз. Пока безработный заполнял очень короткую «анкету» с одним основным вопросом «сколько он хочет зарабатывать», ему «продавали» обстановку и сервис. Вокруг энергично перемещались красивые, опрятно одетые молодые люди в пиджаках и белых рубашках. С постеров на стенах на кандидата смотрели портреты Абрамовича, Прохорова, Сороса и других известных бизнесменов, украшенные мотивирующими цитатами. Громко звучали деловые новости. «На первой встрече человек получает те же ответы, что и по телефону. Но ему „продают“ людей, которые там работают, „продают“ место, куда он пришел. Этот сервис, это чай и кофе. Задача состояла в том, чтобы человек [потом] пришел на лекцию», — рассказывает бывший менеджер.

В лектории перед собранной таким образом аудиторией появлялся менеджер — харизматичный молодой человек или девушка, с поверхностным знаниями в области экономики, но заметными способностями в продажах. Он рассказывал про фондовый рынок, но ничего не говорил про отчеты, ради которых люди пришли. Если кто-то решался спросить про них, его тут же осаждали: «Как вы сможете заполнять отчеты, если ничего не понимаете в фондовом рынке?», рассказывает бывший сотрудник «Балтик Стрима». Человек либо уходил, либо оставался и продолжал втягиваться в тему торговли на фондовом рынке. Все оставшиеся «закреплялись» за менеджером, проводившим лекцию. Затем людей просили записаться на бесплатные индивидуальные занятия с менеджером, чтобы лучше понять суть биржевых операций. На самом деле на первом индивидуальном занятии менеджер должен был «прощупать» клиента и понять, «черный» он или нет. «Черный» клиент, согласно внутреннему сленгу таких компаний,— это тот, кому не дадут кредит. Если клиент оказывался «белым», с ним продолжали работать и старались расположить к себе. Если нет, то отделывались. «Как правило, просто переставали брать трубку. Отшивать можно было по-разному, на свое усмотрение», — вспоминает экс-сотрудник «Балтик Стрима».

На втором индивидуальном занятии человеку устанавливали торговое приложение «Метатрейдер», открывали демосчет с 10 тысячами «игрушечных» долларов и объясняли несколько простых стратегий прогнозирования поведения рынка. В качестве домашнего задания клиент должен был поторговать сам. Большинство «учащихся» в течение нескольких дней могли увеличить сумму баланса на 300-500 «воображаемых» долларов и ощутить успех. «Это как бы реальные деньги. [Через несколько занятий] человек уже сидит и понимает: „вау, я пощелкал что-то вечером и заработал 300 долларов, зачем мне сидеть за отчетами по 300 рублей?!“ <…> К этому моменту вы с клиентом уже близки и ты начинаешь его готовить к тому, что хорошо бы вложить реальные деньги. „Смотри, как у тебя хорошо получается!. «Ты начал с 10000 долларов, а теперь у тебя 10700. Представь, что это могли быть настоящие деньги?“. Это называлось открытие клиента», — рассказывает бывший сотрудник финансовой компании.

Закрыть клиента

Ключевую роль в «Балтик Стриме» играл Сергей Гнилицкий. Мужчина на вид под пятьдесят из Оренбурга, невысокий, полноватый, ходил на работу в одном и том же невзрачном костюме и заношенных туфлях. Он не производил впечатление успешного человека, пока не начинал говорить. «Как он разговаривал… Как только он начинал, его невозможно было переспорить. Тебе все было понятно и непонятно одновременно», — вспоминает бывший собеседник Гнилицкого. Менеджерам он рассказывал, что когда-то работал в «М.Видео», но потом знакомые втянули его в подобный финансовый бизнес, и с тех пор он не может остановиться. Гнилицкий набирал менеджеров по схеме, не сильно отличавшейся от привлечения клиентов: обзванивал людей, разместивших резюме в интернете, и завуалированно предлагал заниматься «юридической деятельностью». Если человек говорил, что ничего не понимает в юриспруденции, его все равно приглашали. Некоторые встречи он начинал с фразы: «Ну, задавай вопросы». Люди, даже примерно не знавшие, что предстоит делать, впадали в ступор и могли разве что спросить, сколько им будут платить. Гнилицкий отвечал односложно и старался как можно меньше говорить по сути. Впрочем, соискатели сразу понимали, что им будут платить сравнительно небольшой оклад и процент от суммы «заведенных» клиентом денег, говорит один из бывших менеджеров. Потом им вкратце объясняли, что такое фондовый рынок, как работает «метатрейдер», и буквально через несколько занятий выпускали на лекции и «индивидуальные консультации».

Момент, когда поторговавшему на демосчете клиенту предлагали внести реальные деньги, назывался «закрытием клиента». Если менеджер не мог сам «дожать» безработного, его отдавали Гнилицкому, и он своим даром убеждения не оставлял шансов клиенту. Впрочем, в разговоре все же упоминалось о риске потерять деньги, но клиент к этому времени уже не придавал большого значения подобным оговоркам, рассказыает человек, знакомый с Гнилицким. Потом владелец и директор «Балтик Стрима», также оренбуржец Дмитрий Кабанов якобы записывал встречу с клиентами на видео, где еще раз проговаривал, что при торговле на рынке есть риск потерять деньги. Гнилицкий и Кабанов не ответили на звонки «Нового Калининграда».

Пострадавшие вспоминают разные аргументы менеджеров в момент их «закрытия». Васильеву предлагали подумать о том, что он быстро сможет заработать на квартиру. Отставной военный Алексей Волкогон*, потерявший после знакомства с менеджерами «Флагмана» трехмиллионную военную субсидию на покупку жилья, решился «инвестировать», когда его менеджер Денис Александрович рассказал, как они с коллегами отдыхали в Сочи. По словам Волкогона, ему показывали фото дорогих коттеджей и спорткаров, которыми якобы пользовались сотрудники компании, легко рванув на выходные к морю с миллионным бюджетом. Бывшего продавца-консультанта бытовой техники Дмитрия Пороха* «закрывала» «куратор» Алена Владимировна. «Я сама офигела, что 10 месяцев назад сюда устроилась и уже почти закрыла ипотеку», — пересказывает ее слова Порох. Потом его пригласили на мероприятие «с участием лучших аналитиков из Москвы» в ресторане отеля «Кристалл Хаус» на Нижнем озере. По сути, это был небольшой фуршет с вручением дорогих подарков сотрудникам компании, куда позвали «недозакрытых» клиентов. Посетив его, Порох сдался под напором Алены Владимировны и «завел» 760 тысяч. Потом он хотел занять у брата еще 300 тысяч, чтобы отыграться, но тот сразу предположил, что Пороха, «разводят» и стоит прекращать общение с этими людьми. Пострадавший вспоминает, что в этот момент у него в голове словно кто-то переключил тумблер и он понял, что происходит. Предыдущие несколько недель были как в бреду.

Зайти в крипту

Когда клиент «закрывался». его передавали финансовому специалисту. Он помогал человеку набрать кредитов. Некоторые пострадавшие рассказывают, что подобные специалисты брали их телефон и якобы сами в приложении «Сбербанка» отправляли заявку на «предодобренный» кредит. Как показывала практика, многие банки были готовы выдавать кредиты без обеспечения безработным, и «финансовые специалисты» с удовольствием этим пользовались. Как вспоминает бывший сотрудник «Балтик Стрима», людям, у которых были проблемы с получением кредита, специалисты якобы помогали с оформлением липовой справки о доходах. Помощь эта не была бесплатной и, предположительно, обходилась заемщику в 30 тыс. руб., которые выплачивались из кредитных денег. Сотрудники фирм старались быть в постоянном контакте с «клиентами», пока те не «завели» деньги. Васильев вспоминает, что сотрудник «Флагмана» буквально висел у него на телефоне и инструктировал, как пройти по банкам и взять кредитов на максимальную сумму. За неделю ему удалось взять три кредита, четвертый банк отказал, но все равно выдал кредитку на сто тысяч. «Первый кредит я взял в понедельник <…> [финансовый специалист] Павел Александрович говорил, что чем ближе к пятнице, тем больше вероятность, что мое имя попадет в систему банков и мне не будут давать кредиты, поэтому надо действовать быстрее. До пятницы я взял еще два кредита», — рассказывает Васильев.

Рассудительный бухгалтер Анжелика Мальцева*, женщина за пятьдесят, как и все остальные, оказалась в офисе «Флагмана» в поисках «бумажной» работы. После обучение на «помощника трейдера» ей, как и прочим, стало интересно попробовать торговать на «Форексе». Но заводить деньги она не спешила, так как понимала, что уяснить суть торгов за пару общих занятий невозможно. Тогда я ей предложили купить курс дополнительных занятий у штатного финансового аналитика «Флагмана» Антона Зайцева. Одна встреча с ним оценивалась в 10 тысяч рублей. Буквально на втором занятии, по воспоминаниям Мальцевой, он начал настаивать на том, чтобы она быстрее заводила реальные деньги. „Давайте будем торговать!“, „Что мы тут разводим?“, „На практике вы добьетесь большего…“, „Изучать можно еще 10 лет, а заработок у вас чуть ли не из под носа у вас уходит“», — примерно пересказывает аргументы Зайцева Мальцева.

В итоге она решилась вложить 50 тыс. руб. своих накоплений. Заводить деньги предлагалось через обмен на криптовалюту с зачислением на счет малоизвестного брокера FxGen. Фактически это выглядело так: на телефоне Мальцевой создавали контакт «Обмен валюты» в телеграме, привязанный к украинскому номеру телефона. Далее «Обмен валюты» давал указания, куда перевести деньги, чтобы их якобы конвертировали в критовалюту «тизер» (USDT) и завели на счет Мальцевой у брокера FxGen. Курс «тизера» «привязан» и примерно равен курсу доллара. Это якобы обеспечивается запасами долларов и займами.

Как уверяли представители «Флагмана», перевод денег в криптовалюту позволил бы сэкономить на налогах и комиссиях, так как бокер FxGen работает в иностранной юрисдикции. «Обмен валюты» прислал Мальцевой реквизиты 27-летней Анастасии Каплиной из Красноярска. Ей женщина и перевела деньги. Скоро в ее терминале отобразилась внесенная сумма в долларовом эквиваленте за минусом комиссии. Мальцева неспеша торговала валютными парами, золотом и нефтью. Ей везло. Скоро сумма баланса достигла трех тысяч долларов, и менеджеры «Флагмана» настаивали, чтобы женщина развивала свой инвестиционный успех, внося больше денег на счет. Она отвечала, что у нее больше нет. Тогда ей предложили взять кредит. Сотрудники финкомпании разослали заявки по банкам, и женщине одобрили займ на 500 тысяч. Молодой парень, менеджер компании, представившийся Денисом Сергеевичем, предложил Мальцевой сопровождать ее до момента, пока она не переведет все полученные деньги через систему банковских переводов «Сбербанка» «Колибри». «Он заходил со мной в кассу и постоянно что-то рассказывал. Наверное, чтобы я не успела сесть и подумать. Постоянно был как попугай на плече», — вздыхает Мальцева. Вскоре в личном кабинете женщины отразился перевод в пять с половиной тысяч долларов. «Мы сели и начали зарабатывать. Дошло до 18 тысяч долларов. Я объявила им, что хочу снять деньги. Раз я такая крутая и зарабатывающая, то можно снять, отдать банку долг и дальше торговать», — рассуждала женщина. Сотрудники «Флагмана» снимать деньги ее отговаривали, предложив подождать еще пару дней, так как «деньги в процессе заработка», но обещая скоро начать «вывод денег». Мальцева приехала домой, и ее валютный счет начал быстро обнуляться у нее на глазах. Она звонила во «Флагман», но никто не брал трубку. Вскоре сумма баланса составила минус 27 долларов. «Я думала, это прибыль моя сгорела. Я беру ноутбук и еду к ним. 9 октября 2020 года приезжаю. Они говорят: ваши сделки ушли все в минус, и у вас денег на счете не осталось. Вы потеряли все деньги. Я же ничего не делала? Они отвечают: «Вы же в сделку вошли. Просто график пошел не туда», — пересказывает события тех дней женщина. Менеджеры «Флагмана» предложили женщине успокоиться, взяв паузу на несколько дней, и обещали найти решение. Решение оказалось нехитрым: взять еще денег в кредит и перевести на счет.

«Рынка „Форекс“ как такового не существует»

Мальцева была абсолютно разбита и начала звонить по знакомым с вопросом, что делать. Поговорить согласился владелец калининградской компании, специализирующийся на инвестициях на фондовом рынке. Он вкратце рассказал, что в данной ситуации никаких торгов могло вообще не быть, а графики, возможно, просто «рисовались». В этот момент тумблер сработал и в голове Мальцевой. Она начала понимать, что с ней произошло. Похожей версии придерживается глава филиала «БКС Премьер» в Калининграде Виталий Багаманов. «[Как мне кажется, в подобных компаниях] задача стоит простая: чтобы тебе клиенты принесли деньги. И все деньги, которые клиенты приносят в такие компании, являются заработком этих компаний. Рынка „Форекс“ как такового не существует. Нет такой биржи, которая стоит по какому-то адресу и есть какие-то расчетные счета, куда ты кладешь какие-то свои деньги и потом их как-то можно забрать. — объясняет Багаманов, — Это довольно распространенная история, когда банки продают друг другу валюты. Если ты открываешь счет в небольшой интернет-конторке, реально твои деньги дальше этой конторки ни на какой рынок не идут. Они остаются внутри этой компании, и в дальнейшем клиент их сам проигрывает, потому что „Форекс“ является наиболее рискованным вложением средств, даже если внутри нет никакой схемы мошенничества. Ты пытаешься торговать и что-то заработать, но сделать это могут очень немногие. Но чаще встречается эти „форексные компании“, которые рисуют клиенту информацию на счете, которая неминуемо приводит их к убытку».

Схема с «поиском решения» для проигравшего клиента оставалась на усмотрение конкретного менеджера. Каждый сам решал: «добивать» человека новым кредитом или пожалеть, рассказывает бывший менеджер «Балтик Стрима». По его словам, одна женщина взяла в кредит миллион и все деньги «проиграла». Ей предложили взять новый займ под залог квартиры, но менеджер ее отговорил. «Был еще парнишка, довольно успешный, первые места занимал [по объему привлеченных денег], но в определенный момент у него произошел такой случай. Дедушка открыл счет, хотел семье своей помочь. Все деньги потерял. И так все это психологически на него повлияло, что следующих попадавших к нему людей он отговаривал [от кредитов], [говорил], чтобы они не находились в этой компании и никак не взаимодействовали с ней», — вспоминает бывший сотрудник финансовой компании. В итоге расчувствовавшегося менеджера уволили.

За сопровождение клиентов после «заведения» денег отвечали аналитики и трейдеры, они давали рекомендации, во что инвестировать. Именно их инвестиционные таланты перед внесением денег рекламировали менеджеры. Потерпевшие вспоминают такие имена, как Илья Сташенко, Артемий Сергеевич В. и ключевой и наиболее возрастной эксперт — Антон Зайцев. «Новому Калининграду» удалось дозвониться до Сташенко, которого преподносили клиентам как опытного трейдера и настойчиво рекомендовали «вкладчикам» доверить управление их деньгами из-за медленного роста счета при самостоятельной торговле. Бывший трейдер говорит, что ему очень жаль пострадавших, но он сам, по сути, стал таковым, взяв кредит на 150 тысяч и проиграв все деньги. Сейчас Сташенко работает таксистом и не хочет вспоминать о тех временах. Дозвониться до Зайцева и Вагитова, консультировавших многих пострадавших, с которыми разговаривал «Новый Калининград», не удалось.

Знакомый Зайцева вспоминает, что тот прекрасно понимал, что большинство из вовлекаемых людей проигрываются. Якобы в частных разговоре он упоминал, что реально что-то зарабатывать могут порядка 5% людей. Остальные «проваливаются».

Где-то на Крайнем Севере

В 1200 километра к северу от Красноярска, где река Кочечум впадает в Нижнюю Тунгуску, находится поселок Тура с населением 5,3 тысяч жителей. Его также называют «столицей Эвенкии». Около тысячи жителей поселка — эвенки. Гараниованно добраться туда можно только по воздуху. До 2007 года Эвенкийский автономный округ с административном центром в Туре был отельным Субъектом Федерации с собственным губернатором, но потом Эвенкию присоединили к Красноярскому краю. В Туре родилась и работает директором муниципальной гостиницы «Гостиный двор» пятидесятилетняя Светлана Батаева. Именно ей и ее предполагаемой дочери Анастасии Каплиной перечисляли на счет деньги пострадавшие калининградцы.

В 2021 году адвокат Екатерина Кулишевич подала несколько исков о взыскании с Батаевой, Каплиной и ряда других лиц нескольких миллионов рублей, переведенных клиентами «Флагмана» под предлогом конвертации в криптовалюту. «Обмен валюты» инструктировал пострадавших, что к переводу на счет Батаевой нужно добавлять пометку «возврат долга», но в суде эта хитрость не помогла. Сначала Батаева сообщила суду по телефону, что якобы потеряла свою карту и не имеет отношения к данным сделкам, но потом в письменной позиции, представленной адвокатом, указала, что конвертировала рубли в тизеры и «никаких претензий по качеству оказанной услуги в ее адрес не поступало». «Новый Калининград» дозвонился до Батаевой по номеру гостиницы, которой она руководит. Она опять сказала, что потеряла свою карту, «является пострадавшей», и повесила трубку. Суд в своих решениях констатировал, что ответчицы не доказали, что калининградцы прислали им деньги в качестве благотворительности или дара. Поэтому в отсутствии реального обоснования транзакций все выплаты нужно считать неосновательным обогащением и деньги нужно вернуть. По двум вступившим в силу решениям суда Батаева и ее предполагаемая дочь Каплина обязаны выплатить почти 6 миллионов рублей.

Пострадавшие говорят, что никаких чеков об обмене рублей на тизеры не получали, и поэтому никакой конвертации вполне могло не быть. Деньги просто достались ответчицам, и, возможно, они распорядились ими по своему усмотрению. Как именно — могут выяснить только правоохранительные органы, считает адвокат потерпевших. Один из крупных калининградских майнеров в разговоре с «Новым Калининградом» отметил, что подтверждения обмена рублей на криптовалюту выдают официальные биржи типа Binance. Однако если криптовалюту неофициально покупают у физлица, то никакой справки он выдать не может. «Сделка может выглядеть так. Человек привозит тебе сумку с деньгами. Вы садитесь рядом, открываете ноутбуки, ты переводишь биткоин на указанный им криптокошелек, чью реальную принадлежность ты никогда не сможешь отследить. Как только криптовалюта отражается в криптокошельке, человек отдает тебе наличные. Естественно, в такой ситуации никаких чеков не будет», — объясняет собеседник «Нового Калининграда».

Удовлетворяя иски к Каплиной и Батаевой, суд отказывал в солидарном взыскании денег с «Флагмана», так как сама компания «заводимых» денег не касалась. Она получала напрямую только оплату дорогостоящих дополнительных «консультаций», которые давал в первую очередь аналитик Антон Зайцев. Одному из пострадавших удалось доказать, что «Флагман», который принадлежит оренбуржцу Гнилицкому, не исполнил перед ним обязательства по консультациям по договору на 75 тысяч рублей. В итоге суд обязал фирму вернуть деньги, выплатить неустойку и штраф — в общей сложности 231 тысячу рублей. Бывший сотрудник «Балтик Стрима» полагает, что у команды Гнилицкого могла быть связь с брокерскими сервисами, куда якобы зачислялись миллионы рублей: ведь как-то менеджеры получали свою долю от «заводимых» денег.

По словам адвоката потерпевших, представители «Флагмана» не проявили большого интереса к судебному процессу. Директор фирмы Роман Черкасский один раз пришел ознакомиться с материалами дела и больше не появлялся для объяснений сути отношений менеджеров компании с пострадавшими. Телефон Черкасского сейчас недоступен.

Поработаем по сценарию?

Екатерина Кулишевич полагает, что число пострадавших от «финансовых» фирм типа «Балтик Стрима» и «Флагмана» было бы значительно меньше, если бы своевременно вмешались правоохранители. Но возбуждать уголовные дела они не спешат. В ноябре 2021 года прокуратура удовлетворила коллективную жалобу пострадавших о незаконных отказах в возбуждении уголовных дел по жалобам на «Флагман» в связи с отсутствием состава преступления. «Изучение материалов проверки с учетом доводов жалобы показало, что вышеуказанные процессуальные решения вынесены в нарушение требований УПК, являются незаконными, необоснованными и подлежат отмене в связи с неустановлением всех обстоятельств, являющихся достаточными для принятия законного и обоснованного решения. Необходимые проверочные мероприятия, направленные на окончание дополнительной проверки, не выполнены», — говорится в постановлении прокуратуры Ленинградского района по поводу действий сотрудников ОМВД по Ленинградскому району. Сами пострадавшие уже исчерпали все возможные способы выяснения обстоятельств случившегося с ними. У них просто нет юридической возможности отследить, куда на самом деле делись деньги, направленные на счета Батаевой, Каплиной и других посредников, и есть ли взаимосвязь между сотрудниками малоизвестных зарубежных брокерских контор WQBroker и FxGen и представителями «Балтик Стрима» и «Флагмана». Центробанк РФ считает FxGen компанией с признаками нелегального профессионального участника рынка ценных бумаг, а Роскомнадзор заблокировал ее сайт. Сайт WQBroker сейчас также недоступен.

Бывший «клиент» «Флагмана» Дмитрий Порох с грустью вспоминает о своем опыте обращения в УБЭП, когда фирма еще активно привлекала новых «вкладчиков». В тот момент он поддерживал отношения со своими менеджерами и полагал, что может помочь следователями поймать «финансистов» на живца. «[В общении с менеджерами «Флагмана», которые предлагали «завести» еще денег] я выбрал тактику тянуть время. Говорил, что справку должны дать с работы [для получения кредита ]. Следователь УБЭПа спросил у меня, смогу ли я «поработать по сценарию». «Камеры на тебя повесим с микрофоном. Я согласился», — рассказывает Порох. Время шло, но полицейские не звонили. Тогда пострадавший обратился к ним еще раз и получил ответ, что руководство «не дало добро». «А потом дело передали в Ленинградский район и начали приходить отказные, которые мы потом обжаловали в прокуратуре», — говорит пострадавший.

В одном из отказных постановлений в октябре 2021 года полицейские писали Мальцевой, что дозвонились до Зайцева, и он им сказал, что уже полгода в Калининградской области не живет, но когда-то консультировал пострадавшую за деньги. Еще следователь съездила в офис «Флагмана» и выяснила, что он закрыт. На этом основании и было решено отказать в возбуждении дела. Сейчас телефон Зайцева недоступен. Пороху отказали в возбуждении уголовного дела, потому что «Сбербанк» в период проверки не ответил на запрос о денежных переводах в адрес Каплиной.

В пресс-службе УФСБ «Новому Калининграду» сообщили, что не владеют какой-либо информацией о следственных действиях в офисном центре «Янтарного сказа» летом 2021 года.

Как отмечает эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин, подобных фирм в России немало, и Калининград не является исключением. Причем везде крайне сложно добиться возбуждения уголовного дела. «Преступления по 159-й статье («Мошенничество») чрезвычайно сложно расследовать. Это не кражи и грабеж с известным преступником <…> Дают отказные с мотивировкой, что это все гражданско-правовые отношения и „вы сами торговали“», — говорит Кошкин. В Калининграде пострадавшим все же удалось добиться возбуждения одного уголовного дела, но перспективы его расследования туманны. Как сообщили «Новому Калининграду» в пресс-службе УМВД в ответ на запрос о делах в связи с деятельностью «Флагмана» и «Балтик Стрим», на данный момент возбуждено единственное уголовное дело по статье «Мошенничество» против неустановленного лица. «По версии следствия, под предлогом осуществления финансовой деятельности по проведению операций на фондовом рынке неустановленное лицо похитило у двоих граждан 250 тысяч рублей и 230 тысяч рублей», — сообщили в полиции и этим ограничились.

Виталий Багаманов из «БКС Премьер» полагает, что деятельность подобных компаний вряд ли может нанести ущерб репутации брокерского бизнеса. «Вся эта история давно стала маргинальной. На эти удочки попадаются клиенты, которые не понимают элементарные вещи по поводу состояния финансовых рынков. Это как если тебе позвонили с неизвестного номера и представились службой безопасности „Сбербанка“. Сколько клиентов „Сбербанка“ отпугивают от „Сбербанка“ звонки мошенников?» — рассуждает Багаманов. Разговаривая со многими пострадавшими калининградцами, сложно согласиться с экспертом. Большинство из пострадавших — вполне адекватные люди, с низкой склонностью к риску, которых нельзя назвать маргиналами. Скорее это обычные люди, ставшие жертвами применения приемов социальной инженерии. «Я работаю с жертвами мошенников много лет. И такие приходят заслуженные и перезаслуженные потерпевшие… Доктора наук, в том числе технических, — рассказывает Александр Кошкин из Фонда поддержки пострадавших от преступлений. — Тут работает дар убеждения. Человек с вероятностью 50% становится жертвой мошенника, когда заговорит с ним. Мы проводили такое исследование: человек не доверял, понимал, что это, вероятно, мошенничество, но втянулся в разговор, и его смогли убедить. У мошенников есть такое свойство: они не могут тебя оставить. Они должны быть постоянно у тебя в голове. Поэтому они всячески противятся тому, чтобы вы, например, положили трубку или перезвонили позднее».

Кому-то из пострадавших калининградцев удалось избавиться от долгов, пройдя через процедуру банкротства за 150-200 тысяч рублей. И в этом случае основную финансовую нагрузку в конечном счете понесли банки, которые так легко в последние годы кредитуют безработных. Но были и те, кто обанкротиться не смог. Например, женщина-инвалид с двумя детьми, на которую была оформлена квартира родственников, собиравшихся переезжать в Калининград. В случае банкротства вторая квартира должна быть продана для погашения долгов. Еще один из пострадавших — высокооплачиваемый специалист с зарплатой 120 тысяч в месяц, временно работавший в Калининграде. У него заболела раком мать, и он счел, что сможет обеспечить ее лечение за счет подработки в «финансовой организации». Ему списать долги через банкротство не получится.

«Люди приходили на [заполнение] отчетов, а отчетов фактически не было. Как нам однажды сказали, отчеты — это просто инструмент продаж. Потому что люди, когда слышат „финансовый рынок“, пугаются и открещиваются, — рассуждает о бизнесе „Балтик Стрима“ его бывший сотрудник, — Могу сказать, нигде в другом месте, где я работал, не было такой атмосферы, как там. Совокупность офиса, руководителя — все это было очень круто. Что касается ситуации в целом, то все это было, конечно, неправильно».

* имена пострадавших изменены.

Вадим Хлебников, Новый Калининград

 

Оставьте комментарий