Убийцы семьи винодела из Франции проведут остаток дней в колонии

Пожизненный срок за жестокое убийство семьи иностранного бизнесмена в Москве. По решению Мосгорсуда двое убийц проведут остаток лет в колонии.

Их двое пособников получили 12 и 10 лет тюрьмы. 2 года назад французский винодел Тьерри Спинелли, который вел бизнес на территории России, его супруга россиянка Ольга и их маленькая дочь были задушены, а их квартира на Тверской ограблена и сожжена. Как выяснило следствие, один из преступников выполнял ремонт в квартире этажом выше, был знаком с семьей Спинелли и знал об их финансовом положении.

Расследование этого дела было необычным: в первую очередь потому, что активную роль в нем играл родственник убитых – отец россиянки Ольги.

Громкое дело француза Тьерри Спинелли. Преступников схватили. Во многом благодаря потерпевшему – отцу жены, Владимиру Кочергину. Он целый год вел собственное расследование. Следователь показал Владимиру материалы дела, хотя тогда по закону до суда мог и не показывать. С недавних пор у потерпевших прав стало больше. И человеку, попавшему в беду, уже не нужно добиваться, казалось бы, элементарных вещей.

"Он имеет право писать заявления, обращаться в вышестоящие инстанции. Он имеет право зайти к начальнику следователя, написать свою претензию, он имеет даже право поменять следователя, если будет подтверждено, что там есть факты неправильной работы", – говорит Владимир Кочергин.

Потерпевшим могут признать любого, кто пострадал от противоправных действий, и самого человека, и его родственников. Но их права до сих пор ограничены. Они, в отличие от обвиняемых, даже не имеют права на бесплатного адвоката. Хотя во многих странах – все иначе.

"Есть категории жертв преступлений, особо уязвимых, которым государство тоже представляет адвоката за свой счет. Это, во-первых, дети – жертвы преступления. Во-вторых, это, как правило, жертвы сексуальных преступлений. Там, где действительно от скорости прихода на помощь зависит качество пресечения дальнейшего преступления, – говорит Ольга Костина. – Ничего этого у нас, конечно, нет".

Еще один вопрос – финансовая помощь потерпевшим. За это отвечает государство. На практике суммы одинаковы не для всех. Так, если погибает участник уголовного процесса, гражданское лицо, например, потерпевший или свидетель – его родственникам выплачивается единовременно 100 тысяч рублей. Если же убитый находился при исполнении – компенсация составит 180 его месячных зарплат. В случае судьи – не менее 14 миллионов рублей.

За рубежом компенсации не выплачиваются только за счет бюджета. В США, Великобритании, Германии для этих целей созданы крупные государственные фонды, которые формируются за счет штрафов и, конечно, пожертвований. Существуют множество неправительственных организаций. В Соединенном Королевстве одну из таких, Victim Support, возглавляет дочь королевы принцесса Анна. В Германии волонтером другой, Der Weisse Ring, уже много лет является канцлер Ангела Меркель. В России подобных механизмов пока не существует.

Четырехлетнему Максиму было всего 5 недель от роду, когда бандиты, ради подержанных "Жигулей" убили его отца Алексея. Суд постановил взыскать с преступников компенсацию. Однако выплачиваться эти деньги не будут. Брать с убийц нечего, а сейчас на зоне они не трудоустроены.

11 тысяч рублей – пенсия Максима по потере кормильца. И это вся помощь, на которую он может рассчитывать. Подонки, убившие его отца, получили по 15 лет, но не исключено, что когда-нибудь смогут выйти досрочно – просто за хорошее поведение.

"В большинстве стран мира – прямая зависимость условно досрочного освобождения от усилия по компенсации жертв", – рассказывает Ольга Костина, председатель правления Межрегиональной правозащитной общественной организации "Сопротивление".

Сейчас завершается работа над проектом нового закона о правах жертв преступлении. Его разработчики – Общественная палата и Следственный комитет России. Он уже прошел согласование с силовыми ведомствами и готов к рассмотрению в Государственной Думе.

Владимир Нестеров, Первый канал