Условно-досрочное убийство

Следователи считают, что насильники и педофилы должны сидеть до конца срока.

В Следственном комитете при прокуратуре РФ предлагают изменить практику условно-досрочных освобождений. К такому выводу в этом правоохранительном ведомстве пришли после изучения статистики рецидивов.

– Сейчас в стране условно-досрочно освобождается фактически каждый второй осужденный. При этом число рецидива у них практически одинаково с теми, кто освобождается, отбыв весь срок наказания, – сообщил "РГ" официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре РФ Владимир Маркин.

В качестве примера он привел скандально известный случай с питерским серийным насильником Дмитрием Вороненко. Этот выходец с Украины получил свой первый срок в 2004 году по двум статьям: изнасилование и насильственные действия сексуального характера. Суд отмерил ему 5 с половиной лет. Однако за решеткой Вороненко провел значительно меньше и вышел на свободу по УДО. В течение двух последующих лет он вновь совершил серию преступлений на сексуальной почве, в том числе тяжких, и даже убийство. В итоге Санкт-Петербургский городской суд отправил Вороненко в тюрьму до конца жизни.

Еще один законченный отморозок из Уссурийска по фамилии Трегубов получил недавно 24 с половиной года колонии строгого режима за серию жестоких преступлений. Среди жертв душегуба был даже пятимесячный ребенок, над которым он надругался. В общей сложности Трегубов был осужден по 6 статьям УК РФ. Причем все преступления, включая двойное убийство, он совершил, находясь на свободе после… второго условно-досрочного освобождения. До этого убийца дважды побывал за решеткой, и оба раза его выпускали на свободу как искренне раскаявшегося и перевоспитавшегося.

Можно лишь предполагать, что администрация колоний, где отбывали наказание эти нелюди, практиковала в лучшем случае формальный подход к практике условно-досрочного освобождения, фактически дискредитируя эту гуманную меру. Судя по всему, такая "ошибка" тюремного начальства остается незамеченной и в судах, где решают вопрос об освобождении. Тоже, видимо, формально – смотрят лишь, какую часть срока отсидел кандидат на УДО и нет ли у него взысканий за нарушение режима.

– Мы считаем, что подход к осужденному должен быть адекватен совершенному им преступлению. Один человек преступил закон по неосторожности, другой – серийный убийца, – высказал общее мнение коллег Владимир Маркин.

Как считают в СКП, переломить сложившуюся ситуацию можно, только изменив законодательство. В частности, лишить права на условно-досрочное освобождение тех, кто осужден за умышленные преступления против граждан, в том числе за насилие над детьми и женщинами.

Андрей Шаров, Российская газета