Утерянную квартиру можно вернуть: практика ФПП

Фонд поддержки пострадавших от преступлений помог пострадавшей, ставшей жертвой мошеннического преступления, вернуть утерянную квартиру и взыскать причиненные убытки. В российской судебной практике подобный исход дела можно назвать сенсационным. О том, сколько лет для этого потребовалось и как удалось добиться, в нашем материале.

В мае 2017 года в Фонд поддержки пострадавших от преступлений обратилась жительница Москвы Виктория Кузнецова, которая пояснила, что в январе 2017 года сдала в аренду принадлежащую ей в столице квартиру гражданину Александрову (фамилия изменена). После оплаты двух месяцев проживания арендатор перестал выходить на связь и оплачивать аренду жилья. Приехав в свою квартиру, Виктория обнаружила произведенную замену замков входной двери. В почтовом ящике женщина нашла квитанцию по оплате коммунальных услуг, выписанную на незнакомого ей ранее гражданина Захарова (фамилия изменена).

Виктория Кузнецова обратилась в МФЦ и запросила выписку из ЕГРН, из которой ей стало известно, что арендатор квартиры Александров сфальсифицировал договор купли-продажи принадлежащей ей квартиры, результатам чего стало переоформление права собственности. После этого Александров продал ее по договору купли-продажи гражданину Захарову за 2 млн. 648 тысяч рублей. Договор был нотариально удостоверен нотариусом города Москвы.

Виктория Кузнецова подала заявления о преступлении в ОМВД России по району Богородское и в УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве, но не получала никаких вразумительных ответов о ходе и результатах проверки.

Женщина обратилась в Фонд поддержки пострадавших от преступлений. Специалисты организации установили, что с момента обращения заявителя в органы полиции, неоднократно принимались процессуальные решения об отказе в возбуждении уголовного дела, которые специалисты Фонда сочли незаконными и необоснованными. С целью оказания правовой помощи заявителю Фондом были подготовлены мотивированные обращения в адрес руководства ГУ МВД России и прокуратуры г. Москвы.

По результатам рассмотрения обращений Фонда СУ УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве в октябре 2017 года было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленного лица. Буквально, в течение недели после возбуждения уголовного дела, оперативными сотрудниками был задержан гражданин Александров, в отношении которого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе расследования была установлена причастность мошенника к совершению аналогичных преступлений на территории столицы.

Однако расследование уголовного дела приняло затяжной характер. Специалисты Фонда неоднократно направляли мотивированные обращения в органы полиции и прокуратуры города. Только 25 апреля 2019 года Преображенский районный суд вынесен приговор в отношении обвиняемого.

Суд установил, что Александров, действуя совместно с двумя неустановленными соучастниками, совершил мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. Вследствие преступления, Кузнецова лишилась права на жилое помещение – квартиру, рыночная стоимость которой составляла 4 млн. 365 тысяч рублей. Преступники разработали план, затем подобрали в сети интернет квартиру, которая сдавалась в аренду Кузнецовой. Александров встретился с собственницей в квартире, заключил с ней договор аренды, получил ключи. Впоследствии Александров изготовил договор купли-продажи квартиры и переоформил на себя право собственности. Квартира была продана добросовестному покупателю, не состоящему в преступном сговоре, за 2 млн. 648 тысяч рублей.

Покупатель Захаров показал, что познакомился с Александровым при продаже квартиры. Риелтор предложил ему купить квартиру по выгодной цене. Вместе с риэлтором он проверил паспорт продавца, иные документы. Оплата происходила через ячейку АКБ. Согласно выписке ЕГРН, обременений на квартире не было, но в квартире была зарегистрирована Кузнецова. Александров пояснил, что Кузнецову нужно будет снимать с регистрационного учета через суд, этим он также объяснил и низкую стоимость квартиры. Первый раз стороны пытались оформить сделку через нотариуса, но нотариус отказала.

Суд признал Александрова виновным в совершении преступления и назначил наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы по данному эпизоду.

Максим Пешков, юрист, адвокат, эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Максим Пешков, эксперт ФПП, юрист, адвокат:

В связи со спецификой и различиями уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства, потерпевшая Кузнецова не имела процессуальной возможности заявления гражданского иска в рамках уголовного дела, поскольку была заинтересована в возвращении принадлежащей ей квартиры в натуре.

Особенностью данных правоотношений является то обстоятельство, что суд, рассматривающий уголовное дело по существу устанавливает лишь наличие (отсутствие) в действиях подсудимого состава преступления, но при этом, исходя из своей компетенции, не может принимать решения о признании заключенных гражданско-правовых договоров недействительными (ничтожными), а соответственно и восстановить потерпевшую в нарушенных правах и вернуть похищенное имущество – квартиру.

Данным обстоятельством активно пользовалась сторона защиты Александрова, утверждая, что его преступными действиями реального ущерба потерпевшим причинено не было, поскольку гражданских исков о возмещении вреда причиненного преступлением заявлено не было, и они имеют право на возвращение в свою собственность объектов недвижимости в рамках гражданского законодательства.

Сразу после вступления приговора в законную силу, потерпевшей Кузнецовой был подан иск в Преображенский районный суд Москвы к Александрову и Захарову о признании двух совершенных ранее сделок недействительными (ничтожными) и восстановления права собственности потерпевшей на квартиру. Кроме того к Александрову были также заявлены требования о взыскании убытков (упущенной выгоды), то есть недополученного потерпевшей Кузнецовой дохода от сдачи квартиры в аренду за 3 года, рассчитанную экспертом по заданию истца.

Решением суда от 15 сентября 2020 года исковые требования потерпевшей были удовлетворены. Вышеуказанные сделки были признаны недействительными (ничтожными), квартира была возвращена в собственность потерпевшей. Кроме того суд первой инстанции посчитал противоправность действий причинителя убытков, причинно-следственную связь между противоправными действиями и возникшими убытками, наличие и размер понесенных убытков доказанным, в связи с чем, взыскал с ответчика в пользу истца денежную сумму в размере 852 тысяч рублей.

Осужденный оспорил судебное решение в аппеляционном порядке. По процессуальным основаниям оно было отменено, а затем вновь рассмотрено по правилам первой инстанции. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 января 2021 года постановило взыскать с преступника не только денежную сумму в размере 852 тысяч рублей, но и государственную пошлина в сумме 17 тысяч 420 рублей.

Максим Пешков, юрист, адвокат, эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Максим Пешков, эксперт ФПП, юрист, адвокат:

В судебной практике крайне редко встречается взыскание убытков в виде упущенной выгоды в результате совершения преступления одним физическим лицом в отношении другого физического лица. Тем не менее, тщательная подготовка правового обоснования заявленных исковых требований, предоставление суду научно-обоснованного расчета размера причиненных убытков (заключение эксперта) позволяют потерпевшим добиваться восстановления нарушенных прав.

ФПП

Подписывайтесь на канал ФПП в Телеграмм.

Еще больше актуальных новостей, аналитических материалов и комментариев юристов и экспертов Фонда о защите прав граждан!

Оставьте комментарий