В России появится День добровольца

В России появится День добровольца, который будет отмечаться 5 декабря. Это следует из президентского указа, опубликованного на портале regulation.gov.ru. В пояснительной записке говорится, что 15 процентов взрослых лично участвуют в волонтерском движении, еще 18 процентов говорят, что делают это эпизодически, а “готовность работать на добровольной основе декларировали 50 процентов опрошенных”, поэтому такой праздник позволит повысить значение добровольческого труда в обществе.

В последнем президентском Послании Владимир Путин называл вовлечение граждан в благотворительные акции “особой приметой нашего времени” и говорил о необходимости “снять все барьеры для развития волонтерства”. Он также попросил Общественную палату и Агентство стратегических инициатив заняться поддержкой волонтерских и благотворительных проектов. Путин подчеркивал, что необходимо завершить создание правовой базы для НКО, оказывающих общественно полезные услуги, и призвал “ценить взыскательную, заинтересованную, деятельную позицию граждан”.

В России, где государство – это всё, волонтеров не то чтобы не любят, но относятся к ним с подозрением. Тем не менее общество испытывает потребность в реализации волонтерских программ. Есть, судя по всему, такая потребность у власти.

Символом добровольчества в России стал поисково-спасательный отряд “Лиза Алерт”. Он возник осенью 2010 года. Начало ему положила история Лизы Фомкиной, пропавшей в Орехово-Зуево. Пятилетняя девочка потерялась в лесу вместе с тетей и в течение пяти дней ее практически никто не искал. И только когда информация о пропавших попала в Интернет, сотни людей откликнулись и начали поиски. Девочку искали почти пятьсот добровольцев, день за днем, метр за метром прочесывая лесные завалы и жилые кварталы. Лизу нашли, но было уже поздно. Спустя двадцать дней появился добровольческий поисково-спасательный отряд “Лиза Алерт”. Он был назван так в честь погибшей девочки.
Зарегистрировать свой отряд как НКО руководители “Лизы Алерт” не считают необходимым. “Любая формализация делает нас более медленными и неповоротливыми, – говорит председатель отряда Григорий Сергеев. – Для эффективной поисковой деятельности иногда достаточно простого рукопожатия. Ну и потом любая государственная организация, если захочет, всегда найдет юридические формы сотрудничества с нашим отрядом, что, собственно, и происходит. Во многих субъектах Федерации у нас подписаны соглашения с МВД и МЧС о взаимодействии. Что касается финансовой составляющей, мы сразу договорились, что у нас не будет “кошельков”, счетов и всего такого. Отсутствие денежной бюрократии позволяет нам, во-первых, оперативно реагировать на любые события, а во-вторых, не дает повода ссориться из-за “правильного” или “неправильного” расходования бюджета”.

Закон об НКО, однако, вовсе не обязывает добровольцев проходить регистрацию. Та же “Лиза Алерт” не менее законное общественное объединение, чем то, которое зарегистрировано. Кроме того для “Лизы Алерт” совершенно не проблема договориться о взаимодействии и с полицией, и со спасателями из МЧС. Они обмениваются информацией, налаживают связи, проводят совместные учения, передают друг другу опыт. Обязанность полиции поиск пропавшего человека. Но полиция не располагает достаточными возможностями быстро и обстоятельно опросить всех друзей, знакомых, родственников исчезнувшего ребенка или какой-нибудь бабушки. У добровольцев в этом смысле арсенал значительно шире: общение с родственниками, друзьями, распространение ориентировок, проверка потенциально опасных мест. Таким образом, полиция занимается своим делом, добровольцы своим.

В 2013 году в Госдуму был внесен законопроект о добровольчестве, но после серьезной критики со стороны представителей НКО его рассмотрение было отложено. “Такой закон, мы считаем, не нужен, – говорит Григорий Сергеев. – Это документ, который вроде бы должен регламентировать добровольческую деятельность. Человек хочет безвозмездно творить добро, а этого человека хотят поставить в какие-то рамки. Зачем? Не надо регламентировать добровольцев. Не надо прописывать на бумаге, что они могут, чего не могут. Ни один депутат Государственной Думы не сможет помочь нам в нашей деятельности, но если будет очень стараться, сумеет нам в ней помешать”.

Для большей части добровольческой деятельности законодательная регламентация не требуется, считают лидеры волонтерских движений. Не нужна добровольцам и “личная книжка”. “Есть два типа добровольческой деятельности, – говорит Сергеев. – Первый – когда эта деятельность имеет истинную мотивацию: например, спасать людей или собирать деньги на лечение больного ребенка. И второй – когда, прикрываясь этой мотивацией, можно заниматься коммерцией. Если вам по душе второй тип “добровольчества”, тогда вам действительно нужна куча документов, в том числе пресловутая “личная книжка волонтера”.

В некоторых странах Европы закон о волонтерах тем не менее существует. Такой закон есть, например, в Греции. Но, как показывает опыт, в тех странах, где действует закон о волонтерах, развитие добровольчества приостанавливается – тому мешают ограничения.

В России растет интерес к добровольческой деятельности. И учредить День добровольца значит на государственном уровне подчеркнуть ценность солидарности и бескорыстия. Ведь что такое современное добровольчество? Это самоорганизация. Это горизонтальные связи. Это формирование гражданского общества. Это, наконец, стиль жизни, в основу которого положен старый, как мир, принцип: хочешь почувствовать себя человеком – помоги другому.

Валерий Выжутович, Российская газета

 

 

Оставьте комментарий