Верховный суд отделил критику от разжигания розни

Пленум Верхонвного суда РФ большинством голосов принял важное постановление на острую и больную тему – как наши суды рассматривают преступления националистической и экстремистской направленности.

Это первый проект подобного рода. Раньше пленумы по "экстремистским" статьям никогда не собирали. В этом не было большой нужды.

Обсуждение всероссийской судебной практики по такого рода уголовным делам показало, что в отечественном законодательстве нет единства при рассмотрении этих дел и рекомендации Верховного суда для нижестоящих судов, а также для милиции и прокуратуры крайне важны.

А еще из обсуждения стало понятно, что есть вопросы, на которые должны ответить только законодатели.

Сегодня даже простому обывателю видно, что экстремистских преступлений за последние годы стало больше, а единообразной практики наказаний – нет. Где-то нарушителя оштрафуют, а где-то за аналогичный проступок и посадят. Ну а если говорить, вооружившись данными судейской статистики, то картина вырисовывается удручающая.

Для сравнения можно взять всего два года – прошлый и позапрошлый. Так в 2009 году никого в нашей стране не осудили за организацию экстремистского сообщества. Судили только отдельных экстремистов. Их оказалось всего 66 человек, которые за год выслушали обвинительные приговоры.

Зато уже в прошлом году в России осудили 23 человека именно за организацию экстремистских сообществ, и 161 человек были осуждены за экстремизм.

В постановлении есть несколько принципиальных пунктов, которые касаются не только судей, но и простых граждан. Для многих важно, что пленум разграничил два понятия – критика и разжигание розни. А еще суд сказал, что чиновники разного ранга должны смириться с нелицеприятными отзывами в свой адрес. По мнению Верховного суда пределы критики, допустимой в отношении политиков и чиновников, намного шире, чем в отношении простых граждан.

Поэтому даже резко негативные отзывы в их адрес не могут априори трактоваться как действие, направленное на унижение достоинства или возбуждение вражды. Для журналистов и общественных деятелей такое разъяснение – принципиально.

Что еще важно – постановление отделяет призывы к осуществлению терактов от призывов экстремистской направленности. Раньше призывы к осуществлению актов терроризма квалифицировали по статье 280 УК – публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Теперь их будут рассматривать по статье 250, часть 2 – призывы к осуществлению или публичное оправдание терроризма.

Смена статей означает изменение наказания. Оно ужесточится с пяти лет лишения свободы или штрафа до 300 тысяч рублей до пяти лет лишения свободы или штрафа до миллиона рублей.

На пленуме было предложение уточнить, как будут действовать статьи о разжигании ненависти на национальной почве. Преследовать за них человека начнут только если разжигающие вражду слова или действия были публичными. То есть появились в средствах массовой информации или в Интернете.

Один из самых спорных пунктов был в следующем: можно ли привлекать к уголовной ответственности за экстремистские призывы к действиям, которые не караются Уголовным кодексом. Представители милиции и прокуратуры и некоторые судьи считают, что разжигание розни – это отдельное уголовное преступление, и не так важно, к чему призывают радикалы: к административно наказуемому мелкому хулиганству или к тяжким преступлениям. Другие участники пленума выразили противоположную точку зрения: нельзя применять уголовное наказание там, где предусмотрена только административная ответственность.

Наталья Козлова, "Российская газета" – Федеральный выпуск №5514 (138)