Верховный суд РФ разъяснил, как доказать, что сделка была фиктивной

Очень важное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучила материалы спора о подарке доли в квартире.

Суть разбирательства была проста – долю в квартире не продавали посторонним покупателям, а якобы подарили. Собственница другой части квартиры пыталась доказать в суде, что подарок – фикция, а на самом деле имела место продажа под видом подарка.

Подобная схема мошенничества с долей – сегодня одна из самых распространенных. В равной степени от такого обмана могут пострадать как продавцы, так и покупатели. Но чаще всего страдающей стороной могут быть совладельцы квартиры продавца.

Дело в том, что по закону, если хозяин доли решил ее продать, то он должен сначала ее предложить второму собственнику и лишь в случае его отказа искать покупателей на стороне. Но продавцы таких долей давно нашли лазейку в законе, чтобы обойти это требование. Но продавцы долей в любом из этих вариантов делают вид, что дарят свои квадратные метры незнакомому человеку. Любой специалист по жилищному праву объяснит, что подобная схема обмана совладельца в настоящий момент – одна из самых популярных.

В нашем же случае, который оказался предметом судебного спора, неприятности начались у продавца доли, который скрыл сделку под видом подарка.

Все началось с того, что некая гражданка продала свою долю в квартире. Сделку оформили как договор дарения, а деньги покупателю перевел другой человек. Прошло несколько лет, и эти деньги гражданин, который платил, вернул себе через суд как неосновательное обогащение. В итоге такого обмана одна сторона сделки осталась с миллионом рублей и недвижимостью, а другая – без всего. И ведь формально все произошло вроде бы по закону. Но когда спор дошел до Верховного суда, тот указал на важные моменты, которые не заметили коллеги из нижестоящих судов.

Наша история началась в столице больше десяти лет назад. Некая гражданка временно прописала в своей квартире дочь подруги. Прошел год, и прописанная девушка решила купить долю – одну четвертую часть в этой квартире. Четвертинку оценили в миллион триста тысяч рублей. Сделку оформили как дарение.

Договор между подругами был такой – деньги за покупку дочери заплатит владелице квартиры мать девушки. Что и было сделано. Деньги были переведены.

Тихо и счастливо прошло еще несколько лет . А потом подруги по каким то основаниям сильно разругались. И мать девушки, купившей четверть квартиры, пошла в суд, чтобы вернуть назад свои деньги как “неосновательное обогащение” бывшей подруги. В ответ продавшая квадратные метры дама также обратилась в суд и потребовала признать договор дарения притворной сделкой, которая на самом деле являлась куплей-продажей. Собственница большей доли привела в суд свидетелей, которые в суде заявили , что истица ничего и никому не дарила, а таким способом банально продала долю в квартире.

Но суды таким заявлениям истицы и свидетелей не поверили и в иске отказали. Сначала районный суд отказал в иске хозяйке квартиры. А потом Мосгорсуд с таким решением согласился. Обиженная продавщица доли дошла до Верховного суда в надежде доказать свою правоту. И это у нее получилось.

Верховный суд, изучив спор, сказал, что коллеги не объяснили, почему не поверили свидетелям. А еще подчеркнули, что необходимо посмотреть, почему так поздно истица обратилась в суд. Надо понять, пропустила ли она срок исковой давности по уважительной причине, или нет. Суд так же обратил внимание коллег на следующий момент – любое встречное предоставление со стороны одаряемого делает договор дарения недействительным, подчеркнули в суде. Чтобы предоставление считалось встречным, оно необязательно должно быть предусмотрено тем же соглашением, что и подарок. Оно может являться предметом отдельной сделки, “в том числе и с другим лицом”.

По мнению экспертов, в большинстве случаев, когда дарение прикрывает продажу, можно найти следы передачи денег. Так, например, в одном из таких дел рассылались запросы в банки с просьбой о кредите. Благодаря этому удалось обнаружить совпадающие по времени с регистрацией открытие и закрытие банковских ячеек с теми же сторонами, что и в договоре дарения. В итоге Верховный суд отменил все решения.

Наталья Козлова, Российская газета

 

Оставьте комментарий