Высшие суды объяснили, как компенсировать волокиту

"РГ" публикует разъяснения высших судов о компенсациях за волокиту. В документе сказано, что требовать деньги за проволочки в судебных делах могут любые представители сторон по делу или даже третьи лица.

"Российская газета" публикует специальные разъяснения двух высших судов, как рассматривать дела, когда человек требует компенсации за волокиту.

В прошлом году законодатели вложили особый – юридический – смысл в поговорку "время – деньги". Если правды, да что там правды – просто решения своего вопроса, приходится ждать слишком долго, казна за это заплатит. Тому, кто ждал, положена компенсация.

Однако дело новое, и на практике возникла масса вопросов. Например, как вычислять тарифы? Или с какого момента начинается волокита? Поэтому Верховный и Высший арбитражный суды решили подробно растолковать неясные моменты, для чего и приняли совместное постановление пленумов.

Высокие инстанции объединились, поскольку такие дела рассматриваются и в арбитражных судах, и судах общей юрисдикции. Документ отвечает на многие вопросы. Например, гражданам разрешено поторапливать и судей, и следователей. Иначе могут возникнуть вопросы с компенсацией волокиты, мол, почему раньше тревогу не поднимали? Также приводится список тех, кто может обратиться с подобным заявлением. В их число, кстати, попали даже прокуроры.

Как сказано в документе, прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в защиту интересов гражданина. Бывает, что по состоянию здоровья, возрасту или в силу других уважительных причин, человек не можем сам обратиться в суд с таким заявлением. Если же его права нарушены, прокурор должен прийти на помощь.

Требовать деньги за волокиту могут любые представители сторон по делу или даже третьи лица. При этом действие закона не распространяется на некоторые судебные решения, например по ходатайствам об условно-досрочном освобождении. Зато право заявителя представлять жалобы может наследоваться. Правопреемником можно стать как из-за смерти человека, так и из-за реорганизации фирмы. Поэтому никто не вправе говорить "нет человека (фирмы), нет проблемы, в смысле – компенсаций".

Заявление подается в течение полугода после того, как вынесено окончательное решение по делу. Потребовать выплат за долгое ожидание можно и в ходе процесса, если процесс затягивается. При этом ценится не только время, проведенное в суде. Если затягивается следствие, это тоже повод потребовать денег. Ведь человек буквально ходит под дамокловым мечом, разве это может продолжаться вечно?

Если уголовное дело не прекращено, никто по нему не осужден и не оправдан, заявитель вправе потребовать компенсацию через четыре года с момента начала в отношении него уголовного преследования. Высшие суды разъяснили, когда начинается отсчет времени: под началом осуществления уголовного преследования понимается момент, с которого лицо является (признается) подозреваемым или обвиняемым.

Если же не окончено производство по гражданскому делу, такая жалоба подается в течение трех лет со дня поступления иска в суд первой инстанции.

При этом требовать компенсации за нарушенные права по неоконченным делам можно только в случае, если заявители уже просили ускорить рассмотрение дела. Например, когда нарушаются разумные сроки в ходе досудебного производства по уголовном делу (проще говоря – долго тянется следствие), человек должен сначала пожаловаться на затяжки прокурору или руководителю следственного органа. Только после этого люди в мантиях будут всерьез обсуждать возможность компенсации за волокиту.

А когда тянется процесс, надо жаловаться председателю суда. Заявление об ускорении справедливости рассматривается председателем суда единолично в течение пяти дней. Вызывать участников процесса для этого не надо. Решение обжалованию не подлежит. Но здесь расстраиваться не стоит, главное – сам факт такого заявления. Как говорится в документе, отказы в ускорении не лишают человека права на обращение в суд за компенсацией. По крайней мере, соответствующие руководители будут заранее предупреждены, что в том или ином деле возникли проблемы со временем.

Чтобы руководители не впадали в другую крайность и не требовали соблюдения сроков любой ценой, постановление рассказывает, чего никак нельзя делать для ускорения. Председатель суда не должен давить на человека в мантии, указывая, какое решение принять, ка
кие доказательства учесть и т.п. Меры, принятые для ускорения дела, не могут быть адресованы лицам, участвующим в процессе. Кстати, незадолго до этого Верховный суд разъяснил, что нельзя лишать компенсации за волокиту человека, который в ходе процесса подавал слишком много ходатайств и тем сбивал темп рассмотрения. Теперь же высшие суды еще и объяснили, что не принимаются оправдания, связанные с работой суда и следствия, мол, судья в отпуске, в прокуратуре неполные штаты и т.д. Такие затяжки надо оплачивать. Но и к заявителю могут возникнуть вопросы, если он без уважительных причин пропускал заседания. При этом каждое дело должно рассматриваться индивидуально. Бывают сложные дела, когда затяжки объясняются какими-то объективными причинами. Однако участие в процессе органов государственной власти, например, само по себе не свидетельствует о сложности дела.

Владислав Куликов, "Российская газета" – Федеральный выпуск №5381 (5) от 14 января 2011 г.