Юристы Фонда поддержки пострадавших от преступлений проанализировали ряд правительственных законопроектов, направленных на улучшение мер госзащиты

6 октября Правительство РФ внесло в Госдуму проекты федеральных законов «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка осуществления государственной защиты» и «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ в части совершенствования порядка осуществления государственной защиты».

Как говорится в официальном сообщении, законопроекты позволяют определить порядок применения мер безопасности в отношении защищаемого лица, физическое состояние которого не позволяет выразить своё согласие на их применение, при наличии данных об угрозе его безопасности. Предлагается установить возможность немедленного принятия решения о применении мер безопасности в отношении защищаемого лица в случаях, не терпящих отлагательства.

Помимо этого, расширяется круг лиц, подлежащих государственной защите в соответствии с Федеральным законом №45-ФЗ. К ним предлагается отнести военнослужащих органов военной полиции Вооружённых Сил, принимавших непосредственное участие в пресечении действий вооружённых преступников, незаконных вооружённых формирований и других организованных преступных групп; военнослужащих Вооружённых Сил, принимавших непосредственное участие в борьбе с терроризмом; военнослужащих органов внешней разведки, принимавших непосредственное участие в специальных операциях или выполнявших специальные функции по обеспечению безопасности Российской Федерации.

В правоприменительной практике суд (судья), следователь, принимая процессуальное решение о приостановлении предварительного следствия либо прекращении уголовного дела, зачастую не рассматривают вопрос о целесообразности продления мер безопасности либо об их отмене. Это приводит в отдельных случаях к необоснованному использованию сил и средств подразделений государственной защиты и, как следствие, к дополнительному расходованию бюджетных денежных средств.

В настоящее время статьёй 313 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уже предусмотрена обязанность суда по вынесению определения или постановления об отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении таких мер в случае государственной защиты в отношении осуждённого.

В целях устранения этого правового пробела предлагается внести в УПК изменения, предусматривающие, что суд (судья), следователь с согласия руководителя следственного органа на основании материалов уголовного дела будут принимать решение о дальнейшем применении мер безопасности либо их полной или частичной отмене.

Комментарии юристов Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП)

 

Юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин
Александр Кошкин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин

Александр Кошкин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП):

На сайте Правительства сказано, что законопроектом предлагается установить возможность немедленного принятия решения о применении мер безопасности в отношении защищаемого лица в случаях, не терпящих отлагательства. Данная формулировка, видимо не совсем корректна, т.к. норма, позволяющая немедленно принять решение о применении мер безопасности в отношении  защищаемого лица уже имеется в Федеральном законе №119-ФЗ. Осмелюсь предположить, что  в предполагаемом законопроекте речь, скорее всего, идет о неких уточнениях или разъяснениях, позволяющих в случаях, не терпящих отлагательств, действительно незамедлительно принимать решения о принятии мер безопасности в отношении защищаемого лица.

Также на сайте Правительства указано, что   в действующем законодательстве не учитываются ситуации, когда органом, принимающим решение о государственной защите, установлены данные о наличии реальной угрозы безопасности защищаемого лица, физическое состояние которого не позволяет ему дать согласие на применение мер безопасности. Так законопроектом предлагается определить порядок применения мер безопасности в отношении защищаемого лица, физическое состояние которого не позволяет выразить своё согласие на их применение, при наличии данных об угрозе его безопасности.

В данном случае, в законе, действительно, не регламентирован порядок предоставления мер государственной защиты, в случае если защищаемое лицо в силу своего физического состояния, не может выразить своё согласие на осуществление в отношение него мер государственной защиты. Данное нововведение может расцениваться как положительное. Любые уточняющие или разъясняющие  законопроекты, позволяют избежать вольностей при трактовках норм действующего законодательства.

При этом в Автоматизированной системе обеспечения законодательной деятельности Государственной думы Российской Федерации, есть законопроект, напрямую затрагивающий интересы защищаемых лиц.

Проект №695-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части совершенствования порядка осуществления государственной защиты» был  внесен Правительством Российской Федерации 5 октября 2016 года.

В соответствии с данным законопроектом предлагается дополнить ряд статей Уголовно-процессуального кодекса  Российской Федерации новыми нормами, а именно три статьи УПК РФ будут дополнены новыми частями (ст.ст. 208; 213:239 УПК РФ) и статья 313 УПК РФ будет  изложена в новой редакции.

Данный законопроект направлен на устранение существующего правового пробела, законопроектом предлагается закрепить норму, о том, что суд (судья), следователь с согласия руководителя следственного органа на основании материалов уголовного дела, будут принимать решение о дальнейшем применение мер государственной безопасности, либо их полной или частичной отмены. Данные нововведения действительно необходимы, так как до этого порядок действий при принятии различных процессуальных решений при осуществлении мер государственной защиты был прописан не полностью, в УПК РФ действительно имелись серьезные правовые пробелы.

Тимур Чекуев, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Тимур Чекуев, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Тимур Чекуев, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП):

В действующей редакции Федерального закона от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ “О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства” в части 1 статье 16 «Основания применения мер безопасности» указаны основаниями применения мер безопасности, а именно:

– данные о наличии реальной угрозы убийства защищаемого лица;
–  насилия над ним;
– уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве.

Вышеуказанные действия должны быть установлены органом, принимающим решение об осуществлении госзащиты.  В соответствии с действующей редакцией части 2 ст. 16 «Основания применения мер безопасности» меры безопасности применяются на основании письменного заявления защищаемого лица или же с его согласия выраженного в письменной форме.

В связи с этим применение мер защиты в отношении защищаемого лица – физическое состояние, которого не позволяет выразить свое согласие на применение таких мер нельзя не приветствовать.

Однако хотелось бы знать на какой орган исполнительной власти будет возложена данная обязанность. В соответствии с ФЗ N 119-ФЗ Суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь, получив заявление (сообщение) о необходимости применении мер безопасности обязаны проверить это заявление (сообщение) и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) принять решение о применении мер безопасности. Будут ли этим заниматься следователь или суд?   Как выявлять лиц, которым, необходимы меры государственной защиты и как будет реализован правовой механизм?

Следующие изменения предусматривают увеличение срока проведения проверки по фактам, изложенным в заявлении (сообщении) о применении мер безопасности, а также обязательность участия органов, осуществляющих меры безопасности, в процедуре проверки заявления (сообщения) о применении мер безопасности в рамках Федерального закона №119-ФЗ. А также предлагается установить возможность немедленного принятия решения о применении мер безопасности в отношении защищаемого лица в случаях, не терпящих обстоятельств.

В соответствии с ФЗ N 119-ФЗ частью 2 статьи 18 «Порядок применения мер безопасности» суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь, обязаны проверить это заявление (сообщение) и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) принять решение о применении мер безопасности в отношении его либо об отказе в их применении.

Следовательно, срок проверки заявления (сообщения) может быть увеличен. Я глубоко сомневаюсь, что во всех случаях увеличение срока проведения проверки будет соответствовать правам защищаемого лица. Как правило, лицо которое заявило  о применении к нему мер государственной защиты, нуждается в применении мер безопасности незамедлительно, что также отражено в действующей редакции ФЗ N 119-ФЗ. Однако  если бы законопроект содержал норму, что в течение всей проверки в рамках Федерального закона №119-ФЗ, к лицу будут применены меры государственной защиты, то указанная норма полностью соответствовала правам лица нуждающейся в государственной защите.

Также предлагается расширить круг лиц, подлежащих государственной защите. К ним отнести военнослужащих органов военной полиции Вооружённых Сил, принимавших непосредственное участие в пресечении действий вооружённых преступников, незаконных вооружённых формирований и других организованных преступных групп; военнослужащих Вооружённых Сил, принимавших непосредственное участие в борьбе с терроризмом; военнослужащих органов внешней разведки, принимавших непосредственное участие в специальных операциях или выполнявших специальные функции по обеспечению безопасности Российской Федерации. Считаем, что расширение круга лиц подлежащих государственной защите должно дополнять статья 13. «Обеспечение безопасности военнослужащего», а не иметь исчерпывающего характера.

Указанный законопроект предлагает внести в УПК РФ изменения, предусматривающие, что суд (судья), следователь с согласия руководителя следственного органа на основании материалов уголовного дела будут принимать решение о дальнейшем применении мер безопасности либо их полной или частичной отмене. Указанные позиции на наш взгляд содержаться в статье 20 «Отмена мер безопасности», где сказано:

«1. Меры безопасности отменяются в случае, если устранены основания их применения, указанные в статье 16 настоящего Федерального закона, а также в случае, если их дальнейшее применение невозможно вследствие нарушения защищаемым лицом условий договора, заключенного органом, осуществляющим меры безопасности, с защищаемым лицом в соответствии с частью 6 статьи 18 настоящего Федерального закона.

2. Меры безопасности также могут быть отменены по письменному заявлению защищаемого лица, направленному в орган, принявший решение об осуществлении государственной защиты.

3. Отмена мер безопасности допускается только по постановлению (определению) органа, принявшего решение об осуществлении государственной защиты, либо по постановлению (определению) органа, в производстве которого находится уголовное дело с неотмененным постановлением (определением) об осуществлении государственной защиты.

4. Постановление (определение) об отмене мер безопасности может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи.

5. В постановлении (определении) об отмене мер безопасности должны быть урегулированы вопросы восстановления имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав защищаемого лица.

6. Постановление (определение) о применении мер безопасности действует до принятия органом, указанным в части 2 статьи 3 настоящего Федерального закона, решения об их отмене.

7. Суд (судья) при постановлении приговора по уголовному делу выносит определение (постановление) об отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении указанных мер.

Однако закрепление этих позиции в рамках УПК РФ – на наш взгляд будет способствовать правовому решению указанных вопросов.

Хотелось бы отметить, что, к сожалению, мы не смогли в СМИ найти текст указанного законопроекта, все вышеуказанные соображения и  доводы основаны на высказанных комментариях к законопроекту на сайте Правительства РФ.

 

Максим Пешков, юрист МПОО «Сопротивление», член ОНК Москвы
Максим Пешков, юрист МПОО «Сопротивление», член ОНК Москвы

Максим Пешков, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП):
комментарий опубликован в онлайн-издании “Народные новости

“Если этот законопроект примут, то это решит одну из формальных дыр в законе о том, что сейчас требуется согласие лица на защиту, теперь это будет производиться сразу. Это, безусловно, положительно. Раньше  человек, например, из-за  травм после нападения не мог согласиться на защиту сразу, потому что находился без сознания. Сейчас госзащита – это довольно емкий механизм, в котором решение принимает большое число должностных лиц, а по новому  законопроекту для этого достаточно будет решения следователя. Это, безусловно, скажется на эффективности защиты. Абсолютно обоснованно, что расширяется круг лиц, которые могу участвовать в защите, особенно в защите военных, которые участвовали в операциях, им может угрожать опасность.  Я бы не сказал, что это ужесточение системы, скорее, это  расширение действия старого закона,  упрощение его механизма”, – отметил Максим Пешков.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений (ФПП)

Оставьте комментарий