За один год в Челябинской области убили 16 младенцев

Милицейские сводки похожи на донесения с поля боя. Убийства, кражи, грабежи, несчастные случаи… В этом страшном «миксе» то и дело всплывают сообщения о гибели и истязаниях детей. Убивают, насилуют, пытаются продать, истязают, морят голодом. И часто не кто-нибудь – родные мамы-папы, отчимы, дяди, дедушки, бабушки, опекуны, приемные родители…

Дети в России бесправны и беззащитны – это факт. Недавно облетала всю страну горестная история четырехлетнего Глеба Агеева. Его приемные родители подозреваются в жестоких издевательствах над ребенком. А вот «свеженькое»: В Магнитогорске многодетная мать убила двухлетнюю дочку. А труп спрятала в сугроб. Малютка провинилась в том, что пролила молоко! Ее братьев и сестер с диагнозом «истощение» положили в больницу. Против родительницы-изверга возбудили уголовнон дело, сажают их в тюрьму, лишают родительских прав. Но проблема-то остается…

При этом судьбу ребенка курирует целая система органов и учреждений государственной власти: управления образования и соцразвития, милиция, комиссии по делам несовершеннолетних, медики, органы опеки, общественные организации. С теоретической точки зрения все идеально.

А повседневная жизнь рисует другую картину.

– В 2008 году зарегистрировано чуть больше 4 тысяч пострадавших детей, – говорит начальник отдела по делам несовершеннолетних прокуратуры Челябинской области Людмила Елчева. – В 2007 году – почти 5,5 тыс. человек. От жестокого обращения пострадало 130 детей, в 2007 году – 158.

Жертвами преступлений становятся и годовалые малыши, и пятнадцатилетние подростки. По данным прокуратуры, в 2008 году выросло количество смертей новорожденных детей. Младенческие трупики находят в мусорных баках, на улицах, на помойках. В 2008 году обнаружено 16 детских трупов, в 2007 году – 15.

Уже и в этом году совершены преступления против детей первого года жизни. В Южноуральске с двухмесячным малышом расправился отец. Только за то, что плач ребенка его раздражал. Матери дома не было, и, чтобы «успокоить реву», он с силой сжал грудку малыша, переломав ребра. Малыш погиб.

Психическое насилие равно физическому…

Как закон расшифровывает жестокое обращение с детьми? Статья 165 Уголовного кодекса трактует это как любое действие или бездействие, причинившее вред здоровью. Причем здоровью как физическому, так и психическому. Истязания, сексуальное насилие, психический прессинг – все это формы жестокого обращения. Причем психическое насилие (унизительная критика, угрозы, грубые и оскорбительные высказывания) опасны для ребенка не меньше побоев. К жестокому обращению относят пренебрежение необходимыми нуждами ребенка, отсутствие заботы – лишение пищи, одежды, медицинской помощи.

Вот пример. Два года назад 19-летняя безработная одинокая мамашка оставляла полугодовалого ребенка дома одного. На хлеб, пиво и папиросы зарабатывала сдачей пивных банок, бутылок и прочего утиля. Кормить и заботиться о малыше не считала нужным. В чудовищных антисанитарных условиях истощенный малыш подхватил кишечную инфекцию. Но в больницу мамка не обратилась. Малыш умер. Причина смерти – обезвоживание организма. Лишать родительских прав истязательницу было бессмысленно: ребенок погиб.

– Она осуждена к лишению свободы по двум статьям. Во-первых, неосторожное причинение смерти, которое выразилось в бездействии, и по ст. 156 УК («Ненадлежащее воспитание, сопряженное с жестоким обращением»).

Из-за жестокого обращения в тюрьму сажать не нужно?

Увы, из-за жестокого обращения с детьми истязатели редко попадают в тюрьму. Веская причина для срока – гибель малыша. А статья 156 Уголовного кодекса в «чистом виде» не предусматривает уголовного срока. Вот почему сейчас так горячо обсуждается вопрос об ужесточении наказания за жестокое обращение с детьми. Пока же убедительным аргументом за тюремные нары служит, например, ненадлежащее воспитание родителями, педагогами. Убийство, в конце концов.

А пока – бей, издевайся, кричи, оскорбляй. Потому что максимальным наказанием по статье 156 может быть… штраф в 40 тысяч рублей, исправительные работы максимум на один год. Злодея-воспитателя могут максимум на три года лишить права занимать должность. И штраф-то порой не назначают. Учитывая, к примеру, жалкие заработки родителей многодетного семейства.

Народ сходит с ума?

Что становится причиной жестокости взрослых? Почему мир «слетел с катушек»? Сейчас война? Голод? Эпидемия чумы? Или
мы стали таким изнеженно эгоистичными, что любая жизненная трудность или неприятность выбивает нас из колеи? Социологи и психологи говорят о депрессиях взрослых, о факторе одиночества родителей, о супружеских ссорах, безработице, пьянствах, насилиях в семье, незрелости родителей… Но мстим-то так низко: самым беспомощным. Тем, кто не может себя защитить…

Впрочем, иногда несладко живется детям и во вполне благополучных семьях. Где папа-мама работают и есть приличный доход, где дети обуты – одеты, накормлены. Иной раз родитель не видит той грани, когда заканчивается педагогика и начинается насилие, рассуждая, что порка может идти во благо «бестолковому» чаду.

Насилие – болезнь поколений

Психологи говорят о преемственности поколений. В том числе и жестокого обращения в семьях. Если четырехлетнего мальца отец бил смертным боем, то, став взрослым, мальчик легко поднимет руку и на своих детей. Жестокость свою всегда оправдав: «Меня били, я человеком стал. Вот и из тебя человека делаю». Жестокость формирует порочный круг. Недаром власти США, вскрыв факт семейного насилия или жестокого обращения с ребенком, сразу же подыскивают ему приемных родителей. Чтобы прервать страшный цикл насилия.

Агрессивное поведение формирует распоясавшееся телевидение, жестокие компьютерные игры. Все чаще споры сверстников решаются не головой, а кулаком.

На казенном языке, неблагополучные «ячейки общества» именуются семьями крайнего социального риска. Конечно, их нужно контролировать изо дня в день. Информация о детях, которых бьют, морят голодом, не занимаются их здоровьем, должна незамедлительно попадать в милицию. Информацию обязаны предоставлять школьные учителя, воспитатели детских садов, участковые врачи детских поликлиник, куда могут обратиться родители с избитыми детьми. Проблема может быть решена только единым фронтом! А его у нас так часто нет….

С юридической точки зрения, мерой профилактики по принципу «чтоб другим неповадно было», стало бы ужесточение наказания для истязателей. Может тогда, пьяный папашка или мамашка-наркоманка струсят поднимать руку на малыша, зная, что могут загреметь на зону не на один год.

Конечно, много зависит от нас с вами. Если в вашем доме, подъезде, дворе живет «нехорошая семья», если в ней истязают детей, издеваются над ними, если малыши в стужу или дождь ходят в рванье или просят кусок хлеба, позвоните в милицию! Обратитесь в районное управление образования, в прокуратуру, администрацию района! Не будьте равнодушными!

Приемные родители: родные люди или изверги?

Последние два года государство активно пропагандирует институт усыновления, опеки, приемной семьи. В Челябинской области постоянно увеличивается количество приемных семей. В таких семьях мамы-папы получают заработную плату за то, что «ставят на крыло» по нескольку детдомовских ребятишек. В 2006 году в области было 25 приемных семей, в которых воспитывалось 89 детей, то на 1 января 2009 года 601 ребенок было устроен в 417 приемных семей. Всего в регионе более 10 тыс. детей проживает в семьях опекунов и приемных родителей. Усыновленные дети в это число не входят, потому что тайна усыновления выводит его из числа сирот.

Органы опеки обязаны навещать ребятишек в приемных семьях дважды в год. Чтобы посмотреть, в каких условиях живет малыш, как он питается, как себя чувствует. От бдительного ока работника опеки не должно укрыться и то, как сложились отношения внутри семьи. Если есть что-то настораживающее, семья ставится на особый контроль, вплоть до ежедневного. В тяжелых ситуациях ребенка возвращают в детский дом. Где его израненную душу лучат психологи, снимая, увы, обязательный стресс…

А как проверить тех, кто усыновлен? Их органы опеки имеют право проверять раз в год.

– Чаще не получается, – говорит ведущий специалист Министерства социальных отношений Челябинской области Анна Шмелева. – Потому что родители не всегда охотно пускают контролеров в семью. Конечно, и эту «блокаду» можно прорвать. На казенном языке это называется «разусыновление». В прошлом году, к примеру, в детские дома области вернулось двое детей. Один ребенок – из-за не сложившихся в семье отношений, в другой из-за того, что супруги разводились, и малыш оказался никому не нужен. К чести родителей, они оставили ему их фамилию и попросили назначить ему алименты.

Но проверять раз в год усыновленных малышей, конечно, недостаточно.

Специалисты органов опеки сетуют, что требован
ия, выдвигаемые к потенциальным усыновителям и опекунам, формальны. Что иногда интуитивно специалисты чувствуют, что тем или иным кандидатам не нужно доверять судьбу ребенка… Но бумаги у них в порядке, доходы содержать детей позволяют. И суд встанет на сторону потенциальных родителей, ведь формальных поводов отказать им нет! Потому, по мнению Анны Шмелевой, необходимо вводить обязательное психологическое тестирование, чтобы специалисты видели все тайные замаскированные черты характера. Потому что пока, увы, мнение психолога может носить исключительно рекомендательный характер.

Семья или детский дом?

С одной стороны, детский дом с теплой постелью, горячей едой много лучше того ежедневного ада, в котором, словно в крутом кипятке, «варится» несчастный малыш. С другой стороны, именно мама и папа все-таки лучше самых заботливых воспитателей.

– Инстинктивно ребенок тянется к маме, – говорит Анна Шмелева. – К сожалению, наше общество не готово воспитывать детей из асоциальных семей. Люди считают, что, если ребенок вышел из неблагополучной семьи, то ничего путного из него не получится. Таких детей редко берут под опеку, усыновляют. Мы порождаем поколение «государственных» детей.

Сегодня в детских домах, по словам Анны Шмелевой, условия для детей созданы исключительные. Дети постоянно чем-то заняты, с ними занимаются педагоги. В иных семьях ребятишки развития не получают столько, сколько в детских домах. Но в детских домах нет самого главного – ежедневной модели семья, которую ребенок возьмет во взрослую жизнь.

kp.ru