“Законодатель не ведает, что творит”: юристы обсудили перспективы уголовного проступка

Нужно ли вводить в Уголовный кодекс понятие “уголовного проступка”, какие преступления отнести к этой категории, назрела ли реформа, направленная на снижение репрессивности уголовного законодательства, а также другие вопросы по совершенствованию уголовного права обсудили в Верховном суде на научно-практической конференции “Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России: основные проблемы применения и направления совершенствования”.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев летом прошлого года предложил дополнить УК главой об “уголовно наказуемом проступке”. Выступая на совещании-семинаре председателей региональных судов в начале этой недели, он отметил, что к такому проступку можно было бы отнести клевету, использование заведомо подложных документов и причинение легкого вреда здоровью. Однако экспертное сообщество настроено не так уверенно, мнения юристов разделились: одни считают, что курс на гуманизацию уголовного права взят верно, другие уверены, что надо развивать уже имеющиеся меры, в том числе административную преюдицию.

Уголовный проступок «просто просится в УК»

За введение уголовного проступка выступила профессор кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной юридической академии Наталья Лопашенко. Она настаивала на необходимости снижения репрессивности уголовного законодательства. По ее мнению, действующий уголовный кодекс чрезвычайно закриминализирован. “Реформа, направленная на снижение репрессивности уголовного законодательства действительно нужна”, – уверена Лопашенко.

Она считает, что сегодня наиболее эффективный способ достичь результатов в этой сфере – прямая декриминализация. “Что касается скрытой декриминализации, то здесь можно ввести дополнительные условия уголовной ответственности, тогда норма станет четче”, – пояснила эксперт.

Поддержал ее профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В. Я. Кикотя Николай Кадников, который предложил опробовать институт уголовного проступка сначала на преступлениях несовершеннолетних, затем ввести его в сферу экономических преступлений.

О том, что уголовный проступок “просто просится в УК” говорила и завкафедрой уголовно-процессуального права МГЮА Лидия Воскобитова. По ее мнению, необходимо всерьез задуматься о введении этого понятия, однако “нельзя это сделать одним росчерком пера”. “Задуматься об этой категории можно в том числе через проблему природы административных правонарушений и юрисдикции, которая обеспечит разрешение этих дел в соответствии с требованиями, которые предъявляются сегодня правилами рассмотрения споров”, – полагает Воскобитова. Она отметила, что ввод уголовного проступка требует серьезно пересмотра теоретической базы уголовного права, определения критериев разграничения правонарушений, а также подготовки грамотных законодательных актов. “Надо, чтобы государство поставило такой заказ и сформировало бы экспертные группы”, – уверена юрист.

Уголовный проступок или административная преюдиция

Завкафедрой уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета Владимир Коняхин в своем выступлении отметил, что сегодня порядка 65% ученых поддерживает введение уголовного проступка. Одной из главных целей ввода нового института он считает то, что уголовный проступок положительно повлияет на статистику преступлений, а также защитит интересы правоприменительного свойства.

О том, что введение уголовного проступка “напрашивается само собой” говорил и заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Илья Кучеров. Однако, по его мнению, “надо выбирать что-то одно: или проступок, или [административная] преюдиция”. “Проступки позволят упростить расследование, сократить сроки и снизить процессуальные требования. Возникает вопрос, в чьей компетенции рассмотрения они будут, я думаю, что мировые судьи вполне справятся”, – предложил свой вариант Кучеров.

Он также добавил, что уже есть правовая предпосылка введения уголовного проступка – декриминализация части составов путем расширения видов наказаний, не связанных с лишением свободы.

Необходимости в гуманизации законодательства нет

Однако так оптимистично настроены далеко не все. Заведующий кафедрой уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ Леонид Головко заявил, что он противник введения уголовного проступка. По его мнению, никаких позитивных изменений ждать не стоит. “Во-первых, мы это просто сделать не сможем, а во-вторых, в лучшем случае судья вынужден будет применять не очень хороший закон. Я не вижу никаких эффективных результатов от этой реформы”, – озвучил свою точку зрения Головко.

Во введении уголовного проступка нет целесообразности, уверена профессор кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО МИД России Элина Сидоренко. По ее мнению, сегодня вопрос о гуманизации уголовного законодательства остро не стоит, и нужно развивать то, что уже создано – административную преюдицию, которая представляет собой “мостик” между уголовным и административным деянием. “Мы должны ее исправить. Мы должны убрать из нее откровенные недостатки, но топить сам институт не надо”, – считает профессор.

Оптимизации УК – быть

Завкафедрой уголовного права и криминологии Всероссийского государственного университета юстиции Никита Иванов раскритиковал законодателя за нечеткие указания в области уголовного права. “Законодатель не ведает, что творит, он создает такие феномены, которые напоминают Бабу Ягу, превращающуюся в красавицу”, – сравнил эксперт, предполагая, что такая же участь может постигнуть и обсуждаемую новеллу – уголовный проступок.

О деятельности законодателя говорил и заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Дальневосточного федерального университета Александр Коробеев. Он отметил, что печальные последствия увлечения законодателя административной преюдицией можно увидеть на примере дела Ильдара Дадина. По мнению Коробеева, минусов в процессе декриминализации с использованием уголовного проступка и административной преюдиции больше, чем плюсов. “Не стоит смешивать божий дар уголовного права с административно-правовой яичницей. Уголовный кодекс надо делать маленьким и жестким, а не продолжать его сохранять в качестве мягкого и аморфного. Тогда не потребуется вводить уголовный проступок”, – считает Коробеев.

В том, что УК необходимо оптимизировать уверен заведующий отделом уголовно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия Юрий Пудовочкин, который считает, что ждать от проступка гуманизации уголовной позиции нельзя. Единственное, для чего он будет нужен: чтобы использовать его в качестве инструмента для инвентаризации уголовного и административно законодательства. “Начинать же совершенствование уголовного закона нужно с категории уголовного наказания”, – уверен эксперт.

По его мнению, сегодня уголовно-правовая политика преподносится с идеей гуманизации, хотя в ее основе могут лежать различные причины, например, попытка заработать. “Уголовный кодекс превратился в средство пополнения федерального бюджета”, – аргументирует свою позицию Пудовочкин.

Екатерина Пашина, Право.Ру

 

Оставьте комментарий