Залог вместо ареста

Дмитрий Медведев решил проверить, как выполняются поручения по системе исполнения наказаний, которые он дал правительству и Генпрокуратуре в ходе Послания Федеральному Собранию. Этот вопрос глава государства обсудил на встрече с Генпрокурором Юрием Чайкой и министром юстиции Александром Коноваловым.

– Уже сейчас можно сделать однозначный вывод, что система исполнения наказаний в Российской Федерации, в том числе система досудебных арестов, тяжело больна, – откровенно признал Коновалов. По его мнению, надо реформировать практику обеспечения досудебных арестов и ужесточить ведомственную нормативную базу.

Еще одно предложение касается медицинских услуг. – Не исключено, что здесь необходимо применять определенные формы аутсорсинга, – считает министр. – Иными словами, не тюремную медицину, а гражданскую, – перевел на более простой язык президент. – По крайней мере, в тех случаях, когда это доступно, – согласился Коновалов.

Проанализировав вместе с Генпрокурором практику избрания досудебной меры пресечения в виде заключения под стражу, глава минюста понял, что она неадекватна, о чем прямо и сказал. Около 30 процентов граждан освобождаются на стадии следствия или в связи с назначением не связанного с лишением свободы наказания. В 2008 году их было 75 тысяч, за 11 месяцев этого года – 66 тысяч. "Это огромное количество людей, практически средний город", – отметил и Чайка.

– То есть иными словами, 30 процентов просто напрасно, что называется, "парятся", – констатировал президент.

– Их можно было бы, наверное, в большинстве случаев не арестовывать, – кивнул Коновалов.

Еще более странное впечатление вызывает помещение следственно-арестованных в изолятор, а затем их освобождение.

В целом мера пресечения в виде заключения под стражу применяется в отношении каждого пятого, привел свои цифры Чайка. По его мнению, нужно чаще практиковать домашний арест, прежде всего в отношении экономических преступлений. Пока его применение исчисляется сотыми долями процента, как, впрочем, и использование залога.

Законопроект, расширяющий практику залога и предпосылки для его применения, уже готов. Его собирались внести после новогодних каникул. Но президент предложил сперва направить документ ему лично. Законопроект увеличивает круг предметов залога и круг лиц, которые могут его инициировать. Есть предложение и по секвестрированию ряда положений статьи 108-й УПК (касается заключения под стражу). – Мы считаем, что эта мера должна избираться только по тяжким и особо тяжким преступлениям, – считает Коновалов: ведь треть содержащихся под стражей до суда арестовывается за нетяжкие преступления.

– Какие это преступления? Экономические? – уточнил Медведев. – Часто экономические преступления, бытовые преступления, – пояснил Коновалов. – Думаю, что в значительной степени мы сохранили старый и довольно хорошо опробованный, привычный тренд перестраховки и выбора меры пресечения в виде ареста для того, чтобы подозреваемый, обвиняемый был постоянно в распоряжении следствия, дознания, суда, – честно признал глава минюста. А президент добавил, что часто арестовывают заранее, чтобы "более активно работать с подозреваемым и обвиняемым – иногда в рамках закона, а иногда в иных рамках".

– Знаете, законодательство в сфере исполнения наказаний, а также законодательство об уголовной ответственности должно быть не гуманистическим, а эффективным… А когда человека сначала содержат в тюрьме за то, что он там шапку с кого-то сорвал, а потом через три-четыре месяца выпускают, а иногда и через несколько лет, он каким возвращается: хуже, чем он был, – заключил президент.

Кстати

Дмитрий Медведев поздравил сотрудников МЧС с Днем спасателя. Сергей Шойгу доложил об успехах: несмотря на трагические события конца года, количество спасенных людей по сравнению с прошлым годом значительно увеличилось.

Кира Латухина, "Российская газета" – Федеральный выпуск №5075 (251) от 28 декабря 2009 г.